Российский рок-портал Главная - Новости - Тексты песен - Рецензии - Чат - Хостинг для картинок
Добро Пожаловать, гость. Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
Не получили активационное письмо?
21 августа 2017, 03:44

Вид форума: широкий узкий
    Расширенный поиск
* Начало Помощь Поиск Календарь Войти зарегистрируйтесь
www.rock.ru  |  Легендарные Форумы  |  Judas Priest

Старинные статьи и интервью (1976-1986)

Страницы: 1 ... 10 11 [12] Вниз Печать
Муж. Doomwatcher
Переводчик
GRIM INFO CONSUMER

Профиль
Рейтинг: 2321

Cообщений: 14 378
Старинные статьи и интервью (1976-1986) 16 июля 2010, 09:31

Журнал Circus (США) январь 1984г.   Автор: Philip Bashe

«Лицом к лицу с Хэлфордом и Даунингом из Priest»

Роб Хэлфорд вспоминал «незабываемый день heavy metal(а)» на фестивале «83 US Festival», последний концерт американского турне Judas Priest. «То выступление изменило отношение людей к heavy metal(у). По крайней мере, теперь, нас стали больше уважать», прокомментировал Хэлфорд, «и лично я считаю, что мы явно заслуживаем такого уважения».
По правде говоря, больше, чем почти любая другая хард роковая группа, Priest несут ответственность за вновь обретенную музыкальную респектабельность. Сформировавшись 12-ть лет тому назад, они являются примером стойкости и стиля. Многие молодые металлические группы пытались скопировать звучание этой группы, но лишь превратили торговую марку в клише. Priest – профессионалы и мастера своего дела, но при этом их звучание так и не было адаптировано, что и доказывает их самый последний альбом, Defenders Of The Faith (Columbia), записанный и смикшированный во Флориде.
Хэлфорд и гитарист Кен Кей Даунинг прервали серию деловых встреч (и «оторвались» от флоридского солнца) для того, чтобы встретится с репортером Circus, и высказаться на разные темы – в том числе о новогодних пожеланиях.


Роб, ты говорил о том, что испытываешь синдром «страха сцены» перед началом концертов. Ну и как же тебя «колбасило» в день прошлогоднего «Us Festival»?

Роб: Впервые я увидел толпу, когда мы летели туда на вертолете, и это было просто офигительно. Но одно дело смотреть сверху на эту толпу, и совсем другое выходить на сцену, к зрителям; меня «накрыло» когда мы начали играть Electric Eye и я выскочил на сцену. Это было похоже… на удар молнии, когда воздух буквально лопается от сгустка энергии. Я словно попал в эпицентр урагана – но при этом кайф был неимоверный.

Если тот концерт можно назвать «днем heavy metal(а)», то что это было за заявление?

Роб: Все просто, в тот день мир увидел какую невероятную радость, доставляет эта музыка, причем так есть и так было всегда. Для меня тот день стал демонстрацией тотальной мощи, ведь столько много людей стояли у истоков этой музыки, причем даже в самой музыкальной индустрии. Это было солидная концентрация хэви металлической энергетики.

Сценическое шоу Judas Priest требует недюжинной физической выносливости, как долго вы приходите в себя после выступлений?

Кенни: Да по большому счету, всю ночь. Уходя со сцены, никто из нас не расслабляется; ведь нам еще надо побухать и потусить с женщинами (смеется). Причем угар продолжается до самого рассвета, пока мы реально не свалимся с ног. А потом, мы весь день восстанавливаем силы переезжая на автобусе на следующий концерт – со стаканом молока и Big Mae – и мы снова оживаем.

Роб: Если честно, то, когда мы уходим со сцены, отыграв на ней 90 минут, мы настолько измотаны как физически, так и ментально, что, даже не смотря на продолжающийся прилив сил, приходится просто садиться в кресло и ждать, когда наш пульс вновь придет в норму. Разные группы приходят в норму по-разному, не так ли? Кто-то идет в гримерку и начинает ломать стены, лично я, обычно, иду сразу в душ, и продолжаю там орать. Я никогда раньше об этом не думал, и, возможно, для ваших читателей это покажется странным, но, как правило минут 15-20-ть я веду себя очень тихо, то есть меня не видно и не слышно. Так словно на сцене мы прошли через некий обряд очищения или прошли через огонь, что, вообщем-то похоже на правду, с учетом того, как нас ослепляет этот сценический свет. Это очень не похоже на представление других людей; уходя со сцены мы не начинаем и дальше прыгать и резвится, угорать и тотально бесится. Наоборот, нам нужно прийти в себя. Можно сказать, что наступает некий «период успокоения».

Некоторые музыканты не могут успокоиться и после отработанного концерта продолжают отрываться и просто уничтожают себя. А как же Priest, с учетом вашего агрессивного шоу, как вы. Как музыканты справляетесь с этим?

Роб: Насколько я знаю, у нас никогда не было с этим серьезных проблем. Скорее всего, потому что мы уже много лет играем вместе и умеем справляться с подобными вещами по своему. Мы контролируем себя как личности, но, по большому счету, мы настолько дорожим своей музыкой, что подобное поведение для нас просто не допустимо.

То есть вы хотели быть музыкантами всегда, никогда не выходя из этой роли?

Роб: Да, по большому счету, это правда; для нас настолько ценно само искусство. Так или иначе, мне всегда хотелось жить именно такой жизнью, а именно жизнью музыканта. В 60-тые в Англии была такая потрясающая музыкальная сцена, что все поголовно хотели в этом поучаствовать, но и в 1984, в какой-то степени, в этом отношении ничего не изменилось. Вот этим и замечательна сама музыка, она всегда зажигает в людях искорку, и не важно, где и когда.

Кенни: Учась в школе, лично я ничем не интересовался, и музыкой в том числе. Я не знал чем хочу заниматься, а потом, вдруг начал слушать песни Джона Майяла, Эрика Клэптона Джимми Хендрикса и группу Cream, все как-то быстро закрутилось, и мои волосы тоже как-то быстро отросли (смеется). Все произошло почти что в одночасье: я купил парочку пластинок и притащился. Мне просто было нужно что-то играть.

Сама личность как бы диктует выбор музыкального инструмента, тогда почему ты выбрал себе именно гитару?

Кенни: Не знаю… соглашусь с твоим утверждением, что человек сам выбирает себе определенный музыкальный инструмент; и гитаристы, басисты и барабанщики, все это разные личности, разные люди.

И какие же, вот интересно?

Кенни: Барабанщики это такие драчуны в школе, те, что всех, как правило, пиздят. Басисты – это такие тихони и лентяи. Им только стоит сказать, что от них требуется, и они тихонечко будут себе играть (смеется). Гитаристы – худосочные парни, причем они хрупки и не стабильны ментально. Что касается темперамента, то гитаристы привыкли доминировать, всеми верховодить.

Ваша группа сформировалась в Бирмингеме вместе с Яном Хиллом и Гленом Типтоном. А почему вы выбрали на должность вокалиста именно Хэлфорда, ведь он же никогда до этого не был профессиональным певцом?

Кенни: Нам о нем рассказала чья-то подружка, что нам нужно его послушать. Поэтому я договорился встретится с ним, причем у него дома, посмотреть как он выглядит и на что он, собственно, способен. В этот момент по радио пела какая-то американская певичка 50-х, Дорис Дей, или что-то типо этого. И Роб начал подпевать этой песне, причем не просто пел, а добавлял какие-то гармонии из двух-трех популярных на тот момент пластинок, и дом начал в буквальном смысле сотрясаться. И мне стало ясно, что у него великолепный голос и прекрасные музыкальные способности.

Можно ли сказать, что лирика Хэлфорда выражает твои личные настроения и настроения других музыкантов вашей группы? Насколько для вас важно понимать и соглашаться с мыслями, которые Роб, как вокалист, доносит в своей лирике?

Кенни: О, нет, мы просто бракуем какие-то его тексты, просим его их выкинуть. На самом деле, я просто уверен в Робе и знаю, что 99% его писанины подходит той или иной песне. Но при сочинении лирики, мы должны работать единой командой, и если получается что-то крутоватое, слова, которые в дальнейшем могут быть забракованы цензорами… да-да, теперь именно так, не то, что раньше, когда мы могли позволить себе все что угодно. То есть у нас есть несколько песен с депрессивными названиями, ну, там, «Геноцид» или «За Границами Царства Смерти».

Роб: Мне кажется, что тексты песен достаточно важны для всех нас, всех музыкантов Judas Priest. И если кому-то что-то не нравится, я сажусь и переписываю.

Не планируете гастролировать в Штатах в марте?

Роб: Да, однако, как долго мы будем выступать, я пока не знаю. Могу предположить, что где-то полгода.

Во время прошлых гастролей вы хотели убрать мотоцикл из вашего шоу, а что будет на этот раз?

Роб: Все зависит от того, будем ли мы играть песню Hell Bent For Leather. Тем не менее, если мы и будем использовать мотоцикл, то как-то иначе, в новой роли. Хотелось бы его как-то модифицировать, что дало бы нам много новых возможностей. Кто знает, я бы даже мог парить на мотике над зрителями выезжая из-за кулис Madison Square Garden.

Какие мечты и надежды вы возлагаете на новый год?

Кенни: Просто получать еще большее удовольствие от жизни.

Роб: Еще больше отрыва и угара. Кто-нибудь из вас задумывался, что heavy metal будет жить в 1984? Что составит этой музыке идеальную пару?!

Тяжелый металл как звуковая дорожка апокалипсиса?

Роб: Нет, просто все плохие события 1984 года будут сопровождаться музыкой heavy metal!



Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 16.07.10   
« Последняя правка: 18 июля 2010, 09:12 от Doomwatcher »
Муж. Doomwatcher
Переводчик
GRIM INFO CONSUMER

Профиль
Рейтинг: 2321

Cообщений: 14 378
Re: Старинные статьи и интервью (1976-1986) #221 21 февраля 2017, 10:42

Журнал Hit Parader (США) № 394  июль 1997г.

В рубрике «Падающие звезды»

Сольный Глэнн Типтон

Имя Глэнна Типтона знакомо любому, кто пускай даже бегло знакомился с металлическим миром последних двух десятилетий. Как лидер-гитарист металлического монолита Judas Priest, потрясающая гитарная работа Типтона использовалась другими рокерами как основа для выстраивания своей карьеры в тяжелом роке. Но пока Глэн ждет когда же недавно воскрешенные Priest (с новым вокалистом «Потрошителем» Оуэнсом) закончат работу над своим новым альбомом, Типтон решил выпустить свой первый сольник, «Baptizm Of Fire», подборку рок-песен с налетом металла, которые демонстрируют несколько иную сторону музыканта Типтона. Демонстрируя таланты таких друзей-музыкантов, как басиста The Who Джона Энтвистла, вокалиста Ugly Kid Joe Уитти Крэйна и демонического барабанщика Кози Пауэлла (на пару со многими другими музыкантами) Типтотн выдал подборку сыгранных, бодрых композиций, которая должна понравиться всем, кто любит тяжелый рок в пристовском стиле.
«Моя музыка к Priest никакого отношения не имеет», сказал Типтон. «Но она отражает мои вкусы, а мои вкусы на тяжеляке далеко не заканчиваются. Композиции своего сольного альбома, я начал сочинять и записывать, когда Priest сидели без дела, а закончил, когда уже знал, что Priest завершат запись своего нового диска. Эти два альбома чем-то для меня похожи. На «Baptizm of fire» я сотрудничаю со многими своими друзьями, я обратился к ним за помощью для того, чтобы поиграть хороший рок-н-ролл».
Играя в жесткой манере, типичной для металла 90-х, на своем новом диске Типтон создал крутую подборку мелодий в широком стилистическом спектре, от композиции с подходящим названием «Hardcore» до утяжеленной исполнителем утяжеленной версии классического номера The Rolling Stone – «Paint It Black». А еще на «Baptizm Of Fire» Типтон дебютирует как вокалист, и признаваясь в том, что ему не совсем комфорно в этой роли, он также утверждает что записывал свою сольную работу с огромным удовольствием, наслаждаясь каждым нюансом творческого процесса.
«Все эти годы я себя в роли вокалиста даже не представлял», сказал он. «Я занимался сочинительством, играл на гитаре, и этого мне вполне хватало. Но когда подвернулась возможность спеть на собственной пластинке, я свой шанс не упустил. В конечном итоге, это же МОЙ собственный альбом».


Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 21.02.17       

Муж. Doomwatcher
Переводчик
GRIM INFO CONSUMER

Профиль
Рейтинг: 2321

Cообщений: 14 378
Re: Старинные статьи и интервью (1976-1986) #222 23 февраля 2017, 14:40

Журнал Hit Parader (США) № 373  октябрь 1995г.  автор: Rob Andrews

В рубрике «Корни»

Роб Хэлфорд (Fight)

В каждом своем номере Hit Parade отправляется в путешествие назад во времени для того, чтобы узнать, как начинала свой путь та или иная звезда рок-н-ролла. Путешественник во времени этого месяца голосистый вокалист Fight, Роб Хэлфорд. 

Бирмингем, Англия; странный, можно даже сказать мрачный, небольшой городок, расположенный в центре Великобритании. В принципе, Бирмингем можно назвать этакой «английской версией» таких городов, как Питсбург или Детройт – крупные промышленные центры, пережившие экономический спад, когда центр деловой активности начал уходить из городов, оставляя заброшенное производство. Вот именно в таких рабочих кварталах и вырос Роб Хэлфорд в послевоенной Англии, пережившей вторую мировую войну. Несмотря на то, что Роб родился спустя десятку лет после окончания войны, Бирмингем на тот момент от войны так до конца еще и не оправился – этот город по настоящему «ожил» только в середине 80-х, в период урбанистического возрождения. И в хэлфордовскую юность в 50-х и в начале 60-х, Бирмингем оставался мрачным городом, и этот мрак отразился на его чувственности, что потом повлияло на его творчество как в составе легендарных Judas Priest, так и его новейшей сольной группе, Fight.
«Бирмингем был типичным городом работяг», объяснил Хэлфорд. «Американцам возможно будет трудно понять существовавшую в тот момент в Англии классовую систему, но родившись в семье работяг, по идее вы и дальше должны были причислять себя к рабочему сословию. Восхождение по лестнице социальной иерархии в Англии никогда не приветствовалось, но в общем и целом мое детство и юность были временем радостным и интересным, да и потом хороший рок-н-ролл явно процветал в Бирмингеме».
В хэлфордовскую юность в Бирмингеме выступали не только многие известные английские группы, такие команды, как Led Zeppelin и Deep Purple, этот город также может гордиться тем, что из него вышли Black Sabbath, команда, которую многие рок-знатоки называют первым «металлическим» коллективом. Именно они изобрели само понятие «тяжелый металл». В тот момент когда Sabbath блистали на сцене, молодой Роб вполне объяснимо и естественно выбрал для себя роль вокалиста своей собственной металлической команды. Вскоре, он вился в состав группы выступавшей по местным пивным и клубам, но все реально закрутилось только в тот момент, когда он познакомился с молодым гитаристом Кен Кей Даунингом и басистом Яном Хиллом, которые совсем недавно собрали свою команду под названием Judas Priest. Амбиции Роба сделать музыкальную карьеру начали приобретать реальную форму.
«Кен и Ян довольно долго играли вместе до того как я с ними познакомился», сказал Хэлфорд. «Judas Priest давали концерты, и на тот момент у них был другой вокалист, но так уж вышло, что тот парень ушел, а мы как-то сами по себе скучковались вместе. Вот так я и начал петь в Priest. Благодаря Black Sabbath в Бирмингеме уже существовала солидная основа для нашей музыки, но мы старались играть в несколько ином стиле, причем я считаю, что все у нас получилось».
А ведь и правда, за последующие 15-ть лет Judas Priest создали то музыкальное наследие, которому фактически нет равных в металлических анналах. Такие альбомы, как «Hellbent For Leather», «British Steel» и «Screaming For Vengeance» превратились в классику тяжеляка, а сами Priest стали важной командой в плане своего металлического влияния на молодое поколение братьев по металлическому цеху. Но потом, в 1992, продолжительная и славная карьера Хэлфорда в составе Priest закончилась. Он решил, что ветры металлической энергии не сочетаются с более коммерческим стилем Priest, что они дуют в направлении настоящего экстрима, злобноватого звучания. Прекрасно понимая все это, он попрощался с Priest (к огорчению и явному негодованию своих коллег по группе), и замутил новый проект, Fight, группу, которая недавно выпустила свою вторую пластинку, «A Small Deadly Space». Пока Хэлфорд понимает, что Fight возможно никогда не удастся покорить мир, как в свое время это получилось у Priest, он также понимает, что его новейшая работа, довольно жесткая пластинка, встает в один ряд с его лучшими работами за продолжительную карьеру.
«Fight никогда бы не смогли завоевать столько же фанатов, сколько было у Priest», сказал он. «Если бы Priest не поменяли своего направления, я бы с радостью остался в этой группе. Я определенно горжусь всеми нашими многолетними достижениями в Priest, и искренне сожалею о том, что мои отношения с этой группой закончились на столь печальной ноте, при этом верю, что музыка, созданная совместными усилиями, будет жить вечно. Сейчас я начинаю новую творческую жизнь вместе с Fight, и как никогда вем доволен. Когда понимаю, что тот самый мальчонка из Бирмингема все также страстно любит свой рок-н-ролл, моя душа не может нарадоватться».


Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 23.02.17             



Муж. Doomwatcher
Переводчик
GRIM INFO CONSUMER

Профиль
Рейтинг: 2321

Cообщений: 14 378
Re: Старинные статьи и интервью (1976-1986) #223 15 марта 2017, 08:32

Журнал Metal Hammer (Англия) № 293  март 2017г. автор: Dave Everly 

НА АДСКИХ КОЛЁСАХ

«Глянцевые» синтезаторы на альбоме ‘Turbo’ шокировали преданных поклонников Judas Priest, но именно личные проблемы омрачили рождение пластинки. Спустя тридцать лет участники группы вспоминают о трагедиях и триумфах альбома.

Роб Хэлфорд помнит, где он находился, когда впервые услышал по радио ‘Turbo Lover’. Было начало 1986 года, вокалист Judas Priest ехал по бульвару Сансет (Лос-Анджелес), и из колонок раздался заглавный трек с 11-го альбома группы, ‘Turbo’.
«Помню, будто это было вчера, – говорит Роб с типичным бирмингемским акцентом, который за многие годы жизни в Америке он ни капли не растерял, – еду я в Мустанге с открытым верхом, и вдруг слышу ‘Turbo Lover’. Еду, трясу башкой, прохожие на тротуаре смотрят. Знаю, звучит как понты, но это было поистине невероятное чувство».
15 лет Judas Priest упорно работали, пытаясь вылезти из прокуренных и пропитанных алкоголем пабов и клубов Уэст-Мидленда на арены и стадионы всего мира, и теперь музыканты чувствовали в себе «Турбо-заряд».
Так звучала группа, которая шла в ногу со временем и развивалась вместе с технологиями – синтезаторы, слегка «слащавое» звучание и неглубокомысленные тексты о хорошей жизни. То был новый «блестящий» Judas Priest. Проблема, однако, была в том, что многие «олдскульные» фэны хотели от Judas Priest явно не этого.
Что ещё хуже, именно в период создания альбома ‘Turbo’ Роб опустился на самое дно своей личной жизни, отягощённый алкоголем, наркотиками и личной трагедией.
«Это был мрачный период в моей жизни, – рассказывает он сегодня, – нужно было взять себя в руки и выбираться из этого дерьма, иначе я бы оказался в могиле».
Спустя 31 год после выхода альбом в свет, ‘Turbo’ по-прежнему считается «нарывом» в дискографии Judas Priest. Народная мудрость гласит, что приняли его с критикой, обвинив участников в продажности в угоду попсовому рынку, а также посчитали, что этой пластинкой группа уничтожила свою карьеру.
Ничто из этого не является правдой. Как видно из нового переиздания альбома, может быть, ‘Turbo’ и был уходом с привычного курса, но, по сути, это был классический альбом Judas Priest – и искренний. До коммерческого провала ему было далеко, поскольку американское радио и MTV беспрерывно крутили клипы и синглы на песни ‘Turbo Lover’, ‘Locked In’ и «антицензурной» ‘Parental Guidance’.
«Многие друзья от нас отвернулись, – говорит басист Ян Хилл, который в группе с конца 60-х, – но приобрели мы уж точно не меньше».
Когда ребята начали работать над альбомом ‘Turbo’, всё в их карьере складывалось наилучшим образом. Если альбомы конца 70-х и начала 80- превратили их в одну из видных и знаменитых британских металлических команд, то «платиновые» диски ‘Screaming For Vengeance’ (1982) и ‘Defenders Of The Faith’ (1984) превратили их в истинных рок-звёзд Америки.
«Мы пребывали на вершине мира, – говорит Роб, чья меланхоличная грустная манера общения которого к удивлению совсем не сочетается с ярким образом Бога Металла – мы многие годы ишачили как проклятые и вдруг достигли того, к чему стремятся все группы – успеха. Это было потрясающее время, не только для Judas Priest, но и для тяжёлой музыки в целом».
Откатав тур в поддержку ‘Defenders Of The Faith’, группа устроила себе столь необходимый перерыв. Когда в начале 1985 года они снова собрались в Марбелье на юге Испании, им не терпелось с головой окунуться в работу. Но меньше всего им хотелось повторять былые заслуги.
«Некоторые были бы на седьмом небе, если бы мы выпустили очередной ‘Defenders Of The Faith’, – говорит Ян, – но мы считали, что испробовали в том направлении всё возможное. Некоторые группы придерживаются своей формулы, и за это их и любят. Но мы всегда двигались вперёд и развивались».
Нежась на испанском солнышке, ребята стали понимать, что с тех пор, как они последний раз были на сцене, многое изменилось. Музыкальный канал MTV появился лишь несколькими годами ранее и стал настоящей музыкальной державой, который мог похоронить команду, а мог вознести до небес. Многие коллеги Judas Priest ухватились за эту возможность и изменили свой подход, чтобы вписаться в революционный новый формат, среди которых были главным образом ZZ Top и Билли Айдол – они стали использовать в своём звучании последние технологии и выпускать привлекающие внимание видеоклипы, чтобы попасть в постоянную ротацию музыкальных передач.
«Конечно же, мы понимали, что творится на MTV, – говорит Роб, – это был настоящий прорыв. Облик музыки изменился кардинальным образом, что, возможно, повлияло на результат альбома ‘Turbo’».
Понятное дело, когда компания Roland предложила музыкантам Judas Priest попробовать новые гитарные синтезаторы, парни не упустили свой шанс.
«По сути, это было прямое звучание, как из усилителя Marshall, но можно было полностью его изменять, – говорит Роб, – можно было добиться «негитарного» звучания. Им и был пропитан альбом ‘Turbo’. И мне кажется, из-за этого пуристы металла на нас и взъелись: «Зачем вы с этим заигрываете? Это не тот Judas Priest, который мы хотим слышать».
Участники группы знали, что звучание будет совершенно отличаться, когда полетели на Багамы, чтобы начать работу над альбомом в студии Нассау Compass Point с давним продюсером Томом Алломом по прозвищу «полковник», но они по-прежнему решительно хотели развиваться. Однако это было не единственное радикальное решение. Изначально в планы входило выпустить двойной альбом и назвать его ‘Twin Turbos’.
«Мы хотели выпустить двойной альбом по цене одного, – говорит Ян, – но лейбл не поддержал эту идею. Они не могли сделать альбом и продавать его по той цене, по которой мы хотели. И мы через некоторое время решили, что выпустим одинарный альбом».
Некоторые песни, написанные для ‘Twin Turbos’, попали на следующий альбом, ‘Ram It Down’ (1988), а некоторые потом вошли бонусами на последующие переиздания.
Но Роба Хэлфорда конфликты с лейблом беспокоили меньше всего. У вокалиста хватало своих куда более серьёзных проблем. Мы спросили его, на кого он был похож в те дни, если войти в студию во время творческого процесса, и в ответ мы слышим сухой смех вокалиста.
«Наверное, сидел в углу с бутылкой Jack Daniel’s и горстью кокса, – говорит он, – крышу мне снесло капитально. Мне требовалась серьёзная помощь. Не знаю, как остальные парни меня терпели».
«Мы в 80-х много чего пробовали и творили, – говорит Ян, – если этого не происходило, что-то явно было не так. Но мы не осознавали, в какое дерьмо влип Роб».
Необычное расположение студии (жаркая Испания) ещё больше усугубляло психологическое состояние Роба.
«Мы постоянно на что-то отвлекались, – говорит он, – начинали работать в 6 часов утра, затем Том Аллом приносил джин с тоником и на этом работа заканчивалась. Мы шли в паб и нахуяривались в хлам. Нам нужно было сваливать с Багам. Кто-то сказал: «Почему бы нам не поехать в Майами?». О да, отличная идея. Там-то нас бы уж точно ничего не отвлекало (смеётся). О, Боже».
Вместо этого группа перебралась в Лос-Анджелес. Именно там Роб и лёг в реабилитационную клинику.
«Я вышел через месяц, и жизнь изменилась кардинальным образом, – говорит он, – самое главное, я понял, что музыка – самое важное в моей жизни, и мне не нужна всякая химическая дрянь, чтобы заниматься любимым делом».
Может быть, он очистился и перестал употреблять алкоголь, но жизнь нанесла ему ещё один удар ниже пояса. В 1986 парень Роба совершил самоубийство прямо на глазах у вокалиста. Сегодня Роб спокойно говорит об этом, но в голосе его чувствуются грустные и печальные нотки, когда он вспоминает, насколько сильно тот случай изменил его жизнь.
«У него были те же проблемы, что и у меня. Крыша ехала, он разрушал себя с каждым днём, – говорит Хэлфорд, – и я пообещал себе, что в память о нём перестану пить и принимать наркоту. Мне тогда только 31 год исполнился. Но бухло и наркота – это настоящее проклятие, старик. Разные музыканты спрашивают меня, что я думаю о синьке и наркоте, и я отвечаю: «Конечно, бля, попробуйте – это же обряд посвящения – надеюсь, вам понравится, и вас это не убьёт. Потому что может. И убивает».
По иронии судьбы, несмотря на личные потрясения в жизни Роба, альбом ‘Turbo’ получился очень жизнеутверждающим, дерзким и даже в чём-то сексуально одержимым. Это чувствуется в названиях: ‘Turbo Lover’, ‘Hot For Love’, ‘Reckless’, ‘Wild Nights, Hot And Crazy Days’. А на обложке альбома рука женщины сжимает рычаг переключения передач – едва ли прикрытый визуальный намёк.
Также на пластинке есть песня, ‘Parental Guidance’, намёк на PMRC, родительский комитет по цензуре в музыке, представители которого включили песню Judas Priest ‘Eat Me Alive’ в свой так называемый список «Пятнадцати Грязных Песен» – список песен, которые, по их мнению, угрожали моральной составляющей Америки. На альбомы с ненормативной лексикой или вызывающими песнями комитет требовал лепить наклейки с надписью «Только с разрешения родителей».
«Мы ушам поверить не могли, когда услышали об этом, – говорит Роб – такое только в Америке случается. Помню тот день, когда мы сказали: «Нам надо написать песню с названием ‘Parental Guidance’. Встань на моё место, и ты увидишь – того, чего ты боишься – не существует.
Получилось так, что ‘Turbo’ добился одного из самых крупнейших коммерческих успехов в истории Judas Priest. Так что PMRC наоборот добавил группе популярности».
Но этот коммерческий успех, наверное, казался очень далёким, когда в августе 1986 вышел альбом. В лучшем случае, изначально пресса была озадачена, а в худшем – смешала группу с дерьмом. Но что важнее, из-за синтезаторного звучания многие поклонники группы от неё отвернулись – они хотели услышать привычную двойную гитарную атаку и тяжёлый металлический саунд своей любимой команды.
«Это был удар ниже пояса. Не очень приятно, когда выпускаешь альбом, и кто-нибудь говорит, что это дерьмо. Но нужно идти на компромисс – сочинять от сердца, для себя. Нужно иметь возможность самовыражаться, и негативная реакция в таких случаях неизбежна».
Возраст оказался благосклонен к альбому ‘Turbo’. Столь необычный подход 30 лет назад, может быть, и шокировал общественность, но сегодня альбом звучит потрясающе современно. И первые четыре песни – Turbo Lover, Locked In, Private Property и Parental Guidance – это абсолютная классика поп-метала, будь она с гитарными синтезаторами или без них.
«Это был великий опыт, – говорит Ян, – мы не знали, какой будет реакция, но верили, что поступаем правильно. Поэтому альбом получился искренним и честным».
«Негативная реакция за годы поутихла, – добавляет Роб, – сегодня альбом любят за песни. Его приняли. Мы могли бы сыграть сегодня на концерте любые из тех песен, и они стали бы украшением вечера. Judas Priest – это многоглавый металлический монстр, и альбом ‘Turbo’ – это уже легенда».


Перевод: Станислав "ThRaSheR" Ткачук
Материал: Дмитрий "Dimon" Сотников

Страницы: 1 ... 10 11 [12] Вверх Печать 
www.rock.ru  |  Легендарные Форумы  |  Judas Priest | Тема: Старинные статьи и интервью (1976-1986)
Эту тему сейчас просмaтривают 0 участников и 1 Гость
Перейти в раздел:  

www.rock.ru | Powered by SMF 1.0.8.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Rambler's Top100 Rambler's Top100 MusicCounter