Российский рок-портал Главная - Новости - Тексты песен - Рецензии - Чат - Хостинг для картинок
Добро Пожаловать, гость. Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь, если хотите стать полноправным участником форума.
Не получили активационное письмо?
30 мая 2020, 04:45

Вид форума: широкий узкий
    Расширенный поиск
* Начало Помощь Поиск Календарь Войти зарегистрируйтесь
www.rock.ru  |  Легендарные Форумы  |  Judas Priest

Rob Halford

.::только интервью::.

Страницы: 1 ... 11 12 [13] 14 15 16 Вниз Печать
Муж. bov1

Олег Белоглазов

Профиль
Рейтинг: 303

Cообщений: 4 166
Rob Halford 11 марта 2011, 02:51

Хозяева, когда полность переведём интервь, вот тогда и давайте его перемести в тему ПэйнКиллера ! Осталось две части перевести -1ю и 2-ю ! Это третья часть !
На оффсайте Роба, одна журналистка из Швеции выложила аудио запись из трёх частей интервью от 2 февраля 1991 года с Робом ! Всё его я ещё не прослушал и нее изучил, но вот что узнал
02.02.1992 года Роб сказал  журналистке, что «возможно мы увидимся с тобой в следующем году на Swedish Rock Festival»-только от этой мысли меня всего выворачивает, что Роб видимо ещё не собирался уходить из Прист и что бы могло быть если бы он не ушёл !?
И второй интересный момент- Роб говорит «PainKiller-это сильный альбом и мы не стали в него включать  откровенные баллады , т.к. не хватило времени рамок звучания студийного альбома и хотели сделать альбом, более STRONG и POWERFULL, но мы записали хорошую балладу похожую на Beyond The Realms Of Death,  When The Night Comes Down и Before The Dawn, но  возможно включим её в следующий альбом, у этой песни замечательны рифф (back beet in heavy metal riff) !!-т.е. мы то с Вами поняли, что речь идёт о Living Bad Dreams !
Когда Роб начал объяснять почему они  не исполнят в ходе тура 90-91 вещи из  Турбо и Рэм Ин Даун, журналистка его перебила, но Роб успел обмолвится что Тубро замечательный альбом и хорошо продавался в США, где было продано более 1 000 000 миллиона копий альбома и стал платиновым !
Так же Роб сказал о какой то песни «Шейм», которую они никогда не издадут, почему не объяснил !
Так же Роб сказал, что альбом Пейкиллер они сделали с более выраженными гитарами и вокалом, т.к. не знали , на сколько хорошо играет Скотт на барабанах ! Т.к. когда пришёл Скотт материал альбома уже был записан и нужны были только барабаны  ! Скотту дали материал готовый и сказали  «тебе нужно это только сыграть, уже всё записано» !
Со слов Роба «Уход из группы Холлнда был личным выбором Дэйва, который он принял в середине турне Рэм ин Дауна !» Да так и сказал в середине турне Рэма !
Так же Роб обмолвился, что по его мнении каждый участник что то должен приносить в группу, так вот, Холланду, больше нечего было дать группе , он хороший барабанщик но не для Хэви Метал !
Скотт лучший Хэви метал барабанщик которого смогли найти Прист ! Он невероятно быстро может играть !
Роб сказал, что коммерческой музыкой для него является например - Ганс н Роузис и Айрон Мэйдэн ! Нет я не перепутал, Ноб назвал именно эти две группы !
Так же Роб сказал что, что они дают больше концертов в  США , да же больше чем на родине, т.к. в США ходят на концерты  больше людей чем где бы то ни  было ! Билеты и их диски хорошо продаются,  на четыре концерта за 3 месяца все билеты  были проданы полностью - это хорошо –сказал Роб!
Так же Роб сказал, что любит Боль –поэтому делает тату и тьму (darkness) !
Не которые идеи для сценических костюмов я беру в Секс шопа-сказал Роб !
Роб сказал. Что в группе царит демократия и иногда Гленн Кен Кэй изменяют его тексты.
Так жн Роб сказал, что песня Screaming For Vengeance-о политике и правосудии, Electric EyE-о космосе, Living After Midnight – тусовках,
Роб сказа, что любит сложные текста песен для чего много читает, и никогда не напишет текст типа-Детка, я тебя люблю, пойдём ко мне домой запрыгнем в постель» 
Прист специально выбрали название альбома ПэйнКиллер, что бы люди после всех этих судебных заседаний о само убийстве подростков слышали это название альбома и название вызывало у людей улыбку !! Я в объяснении для записывающеё компании указано, что название такое альбома символизирует «возвращение» Прист после суда , в котором говорили, что Хэви Метал это плохо, это сатана, «а  мы» сказал Роб, «всем показали Фак и сказали, что метал это хорошо» 
Роб в ходе интервью немного рассказал о тату первую из которых сделала в 1989 году в Лос Анжеле, это тату виде маленького изображения дьявола,
Роб сказал, что перестал пить 5 лет назад, т.е. в 1986 году !
« Последняя правка: 1 мая 2015, 23:59 от DrJekyll »
Муж. Doomwatcher
Переводчик
GRIM INFO CONSUMER

Профиль
Рейтинг: 2500

Cообщений: 15 147
Re: Halford (разные интервью). #241 12 сентября 2013, 05:20

So_What,

Огромное спасибо! Отличный материал! Искренний настолько, насколько может быть сас Роб.
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #242 12 сентября 2013, 11:50

Doomwatcher, тебе спасибо за то, что интересностями делишься.
Муж. PalLORD

Hell-bent

Профиль
Рейтинг: 775

Cообщений: 3 291
Re: Halford (разные интервью). #243 12 сентября 2013, 12:07

 Вам обоим спасибо 
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #244 25 сентября 2013, 00:29

В очередной раз благодарю Doomwatcher'а за предоставленные материалы на английском.

Я — Бог Металла!
Лицом к лицу и без дураков
Интервью Kerrang!, 13 мая 1995 года, № 545
Стеффан Чирази

Роб Халфорд шокировал мир металла, когда покинул великих Judas Priest в 1992 году. Но и сейчас, со своей нынешней группой Fight, он по-прежнему может по праву гордиться статусом иконы хэви-метал. И теперь он честно признаётся, как пережил зависимость от алкоголя, мотоциклетные аварии и безумный судебный процесс о самоубийстве подростков и остался на передовой металла!

Феникс, Аризона. Ярко-голубое жаркое небо, кактусы, глыбы песчаника. «В детстве я смотрел вестерны. Когда впервые здесь оказался, не мог даже поверить, что всё это настоящее».
Роб Халфорд поселился здесь в 1981 году, когда был фронтменом суперзвёзд британского металла Judas Priest.
Когда вы произносите вместе слова «тяжёлый» и «металл», тут же всплывает образ Роба Халфорда, верхом на «харлее», в коже, с кнутом, в заклёпках, кожаных ботах, кожаной кепке и зеркальных очках.
Халфорд — Бог Металла. И сейчас у него плодотворный период агрессивного и бурного творчества с Fight. Свежий второй альбом группы, A Small Deadly Space, попросту говоря, лучший хэви-металлический альбом за целую вечность.
Kerrang! берёт интервью у Халфорда. Мы встречаемся в офисе менеджеров Халфорда в Фениксе и сразу же отправляемся в ближайшее кафе. Роб покупает морковный пирог, холодный чай и газировку для меня и фотографа Марка Лейалоха.
«Не будь фанатов металла, я не смог бы купить этот пирог или эти напитки, — говорит Роб. — Я очень ценю их поддержку в течение многих лет, и я ни капли не шучу!»
Он не шутит! Да, Роб Халфорд — настоящий джентльмен. Он не только отвёз нас в местечко, где можно отлично пофотографировать, на своём красном грузовике Chevrolet, но и помог затащить оборудование на гору!

Kerrang: Так, Роб, имидж Бога Металла, запечатанного в кожу: с чего всё началось?
Роб Халфорд: Всё началось с песни Hell Bent for Leather. Тогда-то мы и решили затащить на сцену мотоцикл!
Возможно, Кей Кей (Даунинг, гитарист) первый начал носить кожаную одежду в таком стиле, причём постоянно. Я просто довёл всё до кульминации, даже карикатурности!
Kerrang: Какие мысли проносятся в твоей голове, когда ты на сцене, упакованный в кожу с головы до пят, поёшь «Ждите возбудителя»? Что все люди в твоей власти? Или о могуществе?
Роб Халфорд: Нет, скорее уж: «Надеюсь, не забуду слова и попаду во все ноты, в которые хочу попасть»! Ничего большего не было, никогда. И то, что это может разрушить чьи-то иллюзии, мало волновало меня даже тогда. А сейчас волнует ещё меньше.
Kerrang: С Judas Priest ты выступал на стадионах, с Fight же играешь по клубам. Но всё-таки кажется, что ты сейчас счастливее.
Роб Халфорд: У меня всегда были более тесные взаимоотношения с моей музыкой и с поклонниками, чем у некоторых коллег. И мне не плевать, если кто-то не может нормально всё расслышать на задворках огромного стадиона. Возможно, звучит банально, но мне не всё равно, а при таких расстояниях связь теряется.
А когда мы прошлым летом отправились на гастроли с Metallica, я вспомнил обо всём этом. Конечно, это была отличная возможность сыграть перед огромным количеством людей, вместе с главной хэви-метал-группой в мире, и я никогда не откажусь от шанса выступить на большой сцене. Но мне нравится, что в кабаках и клубах можно пообщаться с поклонниками. И сейчас здесь моё сердце.
Kerrang: Когда, после двадцати лет совместной работы, ты ушёл из Priest, чтобы организовать Fight, ты переосмыслил значение музыки в своей жизни?

«Не будь фанатов металла, я не смог бы купить этот пирог или эти напитки!»
Роб Халфорд


Роб Халфорд: Я просто провёл переоценку. Выяснил, чего к тому моменту достиг в своей жизни. Я думал, что если не сделаю шаг именно в этот момент, то не сделаю его никогда.
Я много думал, и это было не сиюминутное решение. Оно вертелось у меня в голове с середины восьмидесятых. Меня обвинили в кризисе среднего возраста, и я хочу об этом поговорить.
«Оой, он татухи себе набивает, у него козлобородка, он носит шорты, пытается звучать, как эта вот группа!» Я читал самые идиотские заявления!
В этой индустрии есть люди, которые ждут не дождутся возможности тебя пнуть. И многие делают замечания только потому, что ничего более уместного или умного сказать не могут. Я верю, что если ты не можешь сказать ничего умного, стоит держать рот на замке! Уход из Priest — не эффектный жест, не желание срубить бабла, не что-то там ещё из того, что говорили. Всё дело в моей любви к тяжёлой металлической музыке!

Кто же, чёрт возьми, этот Роб Халфорд?!
Родился: 25 августа 1951 года в Бирмингеме
Предыдущие группы: Judas Priest
Fight основана: в августе 1992 года, Феникс, Аризона
Дискография Роба Халфорда. С Judas Priest: Rocka Rolla (1974), Sad Wings of Destiny (1976), Sin After Sin (1977), Stained Class (1978), Killing Machine (1978), Unleashed in the East (1979), British Steel (1980), Point of Entry (1981), Screaming for Vengeance (1982), Defenders of the Faith (1984), Turbo (1986), Priest Live (1987), Ram It Down (1988), Painkiller (1990), Metal Works (1993). С Fight: War of Words (1993), A Small Deadly Space (1995)
Сейчас: гастролирует по США с группой Fight


Kerrang: Дебютник Fight, War of Words, — убойный металлический альбом. Но на Small Deadly Space заметен существенный рост. Это более искренняя запись Fight?
Роб Халфорд: Думаю, во многом результат был непредсказуемым. Мне удалось набрать в Fight нужных людей.
War of Words на самом деле был сольным альбомом для меня. И ещё пара моментов. Во-первых, я хотел излить душу в музыке. Во-вторых, я не хотел для этого ждать ещё пару лет. Так что как только звукозаписывающая компания дала добро моему материалу, я тут же начал искать музыкантов.
Kerrang: Твоя любовь к группе Pantera зафиксирована во многих источниках, но что в ней тебя больше всего зацепило?
Роб Халфорд: Новый стиль, новый подход, новое звучание. Думаю, Pantera раскочегарила метал-сообщество в целом. Музыканты всегда будут искать вдохновение друг в друге, а Pantera — одна из ведущих сил новой металлической музыки.
Kerrang: Поговорим о двух песнях с нового альбома Fight. Во-первых, I Am Alive.
Роб Халфорд: Там две темы: поиск лекарства от ВИЧ/СПИДа и внутренний стержень, который навсегда с тобой. Каждому из нас есть что сказать, и не важно, кто мы: рок-звёзды или фабричные рабочие.
Kerrang: В металле раньше не обсуждались такие серьёзные темы, как СПИД.
Роб Халфорд: Думаю, он сильно подрос за последние несколько лет, просто потому что новое поколение увлеклось командами, которые могут сказать что-то умное.
Kerrang: А песня Gretna Green?
Роб Халфорд: Я большой фанат О Джея (Симпсона), и грустно, что его судебная тяжба обернулась чем-то вроде шоу. В песне речь о домашнем насилии в любого рода отношениях. Я всегда был твёрдо уверен, что любой мужчина, который бьёт женщину, — просто кусок дерьма. И не важно, бухие они или нет. Это дерьмовый поступок по отношению к человеку, который слабее физически.
Kerrang: Разговор о судах неизбежно приводит нас к процессу Priest в Рино, Невада. Вкратце: музыку Priest (утверждалось, что на альбоме Stained Class есть зашифрованные послания) обвинили в том, что она привела к самоубийству двух подростков. Первый умер сразу, второй разнёс себе пол-лица из ружья и прожил ещё три года. Оба парня из неполных семей. Как этот процесс повлиял на тебя лично?
Роб Халфорд: Лично для меня это было действительно ужасно. Суть в том, что эти ребята умерли из-за трёх вещей: проблем в семье, сильной зависимости от наркотиков и сильной зависимости от алкоголя. Сложи всё это — и получишь тикающую бомбу с часовым механизмом, которая когда-нибудь непременно рванёт, если кто-то не вмешается и не поможет её обезвредить.
Трагедия была в том, что этот мальчик был ещё жив, но сильно обезображен. Потом ещё унижение и безумие самого судебного процесса. Потому что это был фарс.
Kerrang: Можешь рассказать о самом абсурдном моменте процесса?

Рудокопы
Могущественные коллеги Роба Халфорда как на ладони!
SKID ROW
Влияние Роба: Каждое утро вокалист Скидов Себастьян «Бас» Бах чистит зубы под песню Judas Priest Rapid Fire!
Явные знаки: Бас назвал своего второго сына Лондон Сиддхарта ХАЛФОРД Бах!
Сотрудничество: Скиды сделали кавер на хит Judas Priest — Delivering the Goods. И Роб однажды спел его вместе с ними на сцене!
PANTERA
Влияние Роба: Роб позаботился о том, чтобы «гроза Техаса» выступала на разогреве во время гастролей в поддержку альбома Painkiller в 1990 году!
Явные знаки: Послушайте песню Cemetary Gates с альбома Cowboys from Hell. Вокал очень похож на халфордовский!
Сотрудничество: Уйдя из Priest, Роб вместе с Pantera записал убойную Light Comes Out of Black для саундтрека к сериала «Баффи — истребительница вампиров». А потом «пантеровцы» жаловались, что их не упомянули в титрах!
THERAPY?
Влияние Роба: Спросите бас-гитариста группы Майкла Маккигана!
Явный знак: Therapy? нарядились в костюмы а-ля Priest для своей первой обложки Kerrang! в январе 1994 года!
Сотрудничество: Не было такого, но Therapy? записали кавер на пристовскую Breaking the Law!
METALLICA
Влияние Роба: Metallica — горячие поклонники Priest. Они попросили новую группу Роба Fight выступить у них на разогреве в недавнем турне по США!
Явные знаки: Металлобоец Ларс назвал Роба «легендой». Язвительный Росс Халфин из Kerrang! поправил его, назвав Роба «иконой»... звучит погромче, чем «легенда»!
Сотрудничество: Джем-сейшены в репетиционной плюс одно совместное живое выступление!


Роб Халфорд: Думаю, это было вступительное слово стороны обвинения. Звучало оно примерно так: «Ваша честь, в этом деле участвуют вопли отмщения, мы встретим здесь мрачные крылья судьбы, которые освободят нас...» Мы переглянулись и подумали: «Всё, с нас хватит!» Нас притащили в суд, и первое, что мы услышали, — этот словесный понос!
Было так много глупых вопросов, что я не могу выбрать один из них. Они все слились в один глупый вопрос! Обвинители понятия не имели, о чём они говорят, когда речь заходила о создании музыки. Они не знали своей цели и просто старались всех заболтать.
Kerrang: Во сколько обошёлся группе судебный процесс?
Роб Халфорд: Думаю, около 250 тысяч долларов. Мелочь по сравнению с делом О Джея, но всё равно много.
Но было и хорошее. А именно — возможность побывать в разных ситуациях и чему-то научиться. Думаю, когда происходит настоящая трагедия, стоит рассмотреть её со всех сторон и вынести оттуда что-то хорошее.
Kerrang: А ещё Priest обвинили в огромном количестве наложений на легендарном «живом» опусе Unleashed in the East. Чёрт, альбом даже прозвали Unleashed in the Studio! Признайся же, Роб: какая часть альбома была записана в студии?
Роб Халфорд: Ха-ха-ха. Ну, всё, кроме вокала, записано вживую. Когда я был в Японии (где мы и записали альбом), у меня был самый жуткий ларингит за всю мою жизнь. Голос «гулял» каждый вечер. Так что, когда мы услышали запись, стало понятно, что вокал нужно переписать. Этим я и занялся. Я вошёл в гостиную Ринго Старра, встал там и отпел весь концерт с начала до конца, весь концерт, не прерываясь. Так что вокал живой — но из гостиной Ринго!
Kerrang: Это самый глупый поступок, который ты совершил во имя хэви-метал, Роб?
Роб Халфорд: Ну, я чудил, когда был алкоголиком, в течение нескольких лет! Я заработал репутацию стрелка по пожарным! Пару раз выкидывал телек в окно в Штатах, потому что должен был это сделать! Бассейны ещё: посмотрите-ка, кто сможет выпрыгнуть из гостиничного номера и нырнуть до дна!
Большинство рок-н-ролльных инцидентов сопровождались дисбалансом веществ в организме, потому что в здравом уме такого не сотворишь. Но когда триста баксов из твоей зарплаты приходится выложить за разбитый цветной телевизор, ты понимаешь, что это было глупо, потому что на эти деньги ты мог бухать целую неделю!
У меня были серьёзные проблемы с алкоголем, но уже восемь лет я не пью.
Kerrang: Так что, строго говоря, как минимум три тысячи раз ты выезжал на сцену бухим!
Роб Халфорд: Точно! Обычно всё шло так. Я залпом пил водку с тоником большими стаканами на протяжении всего концерта, выходил за кулисы, выпивал бутылку «Дом Периньон», а потом принимался за поллитровые бутылки «Будвайзера». Вот поэтому-то периодически мотоцикл выкатывался на сцену, слегка виляя. Иногда даже приземлялся в оркестровую яму. Кажется, в Сент-Луисе я въехал аккурат туда, где стояли фотографы!
Kerrang: Получил травму или сразу же снова полез на сцену?
Роб Халфорд: О нет, я всегда лез обратно, потому что я Бог Металла!!!
Kerrang: Наверняка тебе было очень больно!
Роб Халфорд: Ну, ты же не чувствуешь боли, когда пьян как павиан, разве нет? Я просто поднимался из кучи металлических обломков, удобренных бензином!
Kerrang: Должно быть, в роли Бога Металла тебе алкоголь помог...
Роб Халфорд: Ну да. Но не сразу понимаешь, что качество исполнения всё-таки на 25–30 процентов ниже, чем могло бы быть, если бы ты работал на полную. Не хочу обманывать себя и аудиторию. И в этом смысле, думаю, мои лучшие выступления — те, что были недавно.
Думаю, многие музыканты подсаживаются на наркотики и алкоголь, потому что успех — очень тяжёлое испытание. Ты растёшь, видишь, как другие достигают успеха, так что понять это очень просто. Ты всё время это видишь, каждый день. Сейчас я наблюдаю как минимум пару вокалистов, проходящих эту стадию. И вижу в них себя.
Kerrang: Что тебя спасло?
Роб Халфорд: Я был дома в Фениксе, чувствовал себя отчаянно несчастным и пытался утопить своё несчастье в алкоголе и лёгких наркотиках (если наркотики вообще бывают лёгкими). К счастью, рядом были люди, которые погрузили меня в машину в четыре утра и отвезли в реабилитационный центр в Фениксе, где я и провёл месяц. Я просто научился жить иначе.
Kerrang: Итак, Роб Халфорд, Бог Металла, в 1995 году силён, как и прежде?
Роб Халфорд: Сейчас я ощущаю себя очень цельным музыкантом. Нет таких областей, в которых я мог бы споткнуться или выдать сомнительный результат. Я в нужном месте в нужное время!

Многоликий  Роб Халфорд
От Black&Deckers к блэк-метал

Бог Металла!
1979
Время: запись альбома Killing Machine
Имидж: сверловщик-убийца!

Бог Металла!
1982
Время: шедевр Screaming for Vengeance
Имидж: убийца женщин (отсюда и Шерил, звезда Penthouse, с петлёй на шее!)

Бог Металла!
1990
Время: последний альбом Роба с Priest, Painkiller
Имидж: больше мотоциклов, чем Халфордов!
Фото Джо Гирона

Эм, Бог Металла!
1993
Время: дебютный альбом Fight, War of Words
Имидж: уличный боец!
Фото Нила Злозовера
Муж. Exciter


Профиль
Рейтинг: 347

Cообщений: 2 489
Re: Halford (разные интервью). #245 28 сентября 2013, 01:45

Цитата (So_What 25 сентября 2013, 00:29)
Роб Халфорд: Всё началось с песни Hell Bent for Leather. Тогда-то мы и решили затащить на сцену мотоцикл!Возможно, Кей Кей (Даунинг, гитарист) первый начал носить кожаную одежду в таком стиле, причём постоянно. Я просто довёл всё до кульминации, даже карикатурности!
Ага! Так значит кожа пошла с КК! (Опустим Джима Моррисона с намёками на ящерицу).
Клёвый материал, So_What, поклон Doomwatcher.
Муж. bov1

Олег Белоглазов

Профиль
Рейтинг: 303

Cообщений: 4 166
Re: Halford (разные интервью). #246 28 сентября 2013, 05:30

Цитата (Exciter 28 сентября 2013, 01:45)
Цитата (So_What 25 Сентябрь 2013, 01:29)Роб Халфорд: Всё началось с песни Hell Bent for Leather. Тогда-то мы и решили затащить на сцену мотоцикл!Возможно, Кей Кей (Даунинг, гитарист) первый начал носить кожаную одежду в таком стиле, причём постоянно. Я просто довёл всё до кульминации, даже карикатурности!Ага! Так значит кожа пошла с КК! (Опустим Джима Моррисона с намёками на ящерицу).Клёвый материал, So_What, поклон Doomwatcher.
Всё это до Прист использовала другая группа. Завтра постораюсь найти фото т что за группа.
Муж. Exciter


Профиль
Рейтинг: 347

Cообщений: 2 489
Re: Halford (разные интервью). #247 29 сентября 2013, 00:59

Приобрёл автобиографию Тони Айомми, там есть глава про Роба. Обещаю перевести и выложить тут, если не возражаете. Глава называется не меньше, чем
Hats Off To Rob Halford
То бишь, снимаю шляпу....
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #248 29 сентября 2013, 09:12

Exciter, было б очень интересно почитать. :yes:
Муж. Stalex 2.0


Профиль
Рейтинг: 2

Cообщений: 9
Re: Halford (разные интервью). #249 29 сентября 2013, 12:32


 Тони Айомми. Железный Человек. 82 Шляпы долой перед Робом Халфордом

9 декабря 2003-го года со мной связались люди из нескольких телевизионных шоу с вопросом, не дам ли я интервью по поводу несчастного случая с Оззи. Я не понимал, какого чёрта, о чём это они, но вскоре я узнал, что он разбился на своём квадроцикле, переломал себе ключицу и кучу других костей. Довольно долго он провалялся в больнице со спицами в плече и ключице.
Конечно я поговорил с ним - не мог же я оставить его в таком состоянии - и Шарон извещала нас, как у него идут дела. Если не принимать во внимание то, что он чуть не умер, в общем-то всё у него было довольно хорошо. Только что вышел его дуэт с дочерью Келли на старую саббатовскую песню "Changes". Я был не в курсе, что он собирался сделать, и был прямо-таки поражён, но это было круто. После того, как он разбился, песня взлетела на первое место хит-парада.
Восстановление Оззи заняло немало времени, но к июню он был в достаточно сносном состоянии для нового Ozzfest'а, снова с Black Sabbath в качестве хэдлайнеров. Мы стартовали в Хартфорде, Коннектикут. Когда мы играли "War Pigs", за нами проектор показывал уставившегося на нос клоуна Джоржа Буша, и Адольфа Гитлера рядом. Одна из проблем того Ozzfest'а была в том, что вся эта катавасия делалась без нашего ведома. Или так, или они показали бы нам это на такой поздней стадии, что оставалось или давать делу ход, или похерить всё целиком. Вариант с Гитлером, конечно, добавил масла в огонь, но, опять же, галдёж поднялся по поводу всего, что мы, к чертям собачьим, там делали.
В обойме с нами были также и Judas Priest. Ближе к окончанию турне Робу Халфорду пришлось подменить Оззи. После обеда в день шоу в Кадмене, Нью-Джерси, тур-менеджер и продакшн-менеджер сообщили мне: "У нас есть проблема."
Я подумал: ну, приехали.
Они продолжили: "Оззи сегодня не будет выступать."
"Аээ..."
"Что скажешь, если выступит кто-то другой, например, Роб Халфорд?"
"А Роба вообще спросил кто-то? Что он думает об этой идее?"
"Нет, мы посчитали, что сначала надо тебя спросить."
Я ответил: "Если вы поставите ребятишек в известность о том, что Оззи не будет, перед тем, как они придут, или заранее сообщите, что будет Роб, тогда ладно. Мы выйдем, если Роб согласится."
Роб быстренько разучил наш материал у себя в автобусе. Он множество раз видел наше шоу, поэтому ему достаточно было немного посмотреть ДВД и пробежаться по песням, которые он не очень хорошо знал.
Мы уже должны были идти на сцену, когда я спросил тур-менеджера: "Вы же предупредили народ, правда?"
"Нет, мы ничего не говорили."
"Ты шутишь, что ли? Вы должны объявить о том, что Оззи не будет!"
Они попросили меня выйти и рассказать всё толпе, но я ответил: "Вы оставили это на последний момент, я точно не собираюсь выходить и говорить, что Оззи не появится!"
В итоге Билл поведал толпе, что Оззи не в силах выйти, а Роб был настолько добр, что согласился подменить его, и началось. Black Sabbath выступали после Judas Priest, так что Роб сошёл со сцены, сменил одежду, и у него было всего полчаса до того, как нужно было выходить на сцену снова. Прошло всё отлично. Это просто невероятно, ведь от отработал свой сет, а потом ещё и наш. Я снимаю перед ним шляпу, он выдающийся исполнитель.
Турне продолжалось до 4-го сентября, когда должно было состояться представление в Вест Палм Бич. Можно сказать, что мы вызвали бурю (to go down a storm - вызвать бурный восторг у публики), даже не сыграв, потому как концерт отменили из-за урагана Френсис. Мы сидели в отеле, вместе с кое-какими друзьями, прилетевшими из Англии специально ради этого шоу. Как только они прибыли, его отменили.
Группа добиралась частным самолётом, так что мы были на месте как раз перед тем, как буря вошла в полную силу, и я позволил друзьям торчать у меня в номере. Они пережили ураган. С ними просто не могло ничего случиться, потому что когда я получил счёт, я понял, что мини-бар в номере был вылакан досуха
http://yorikk.livejournal.com/94918.html#t413894
« Последняя правка: 29 сентября 2013, 12:35 от Stalex 2.0 »
Муж. Exciter


Профиль
Рейтинг: 347

Cообщений: 2 489
Re: Halford (разные интервью). #250 30 сентября 2013, 14:52

Stalex 2.0, благодарю. Опередил.
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #251 9 октября 2013, 10:35

И снова спасибо Doomwatcher'у за предоставленные оригиналы материалов на английском.

RAW, № 130, 18–31 августа 1993 года

Для Трэвиса путь в Fight был предсказуем. А вот юный Брайан присоединился к Халфорду в куда более интересных обстоятельствах.
— У нас была своя группа, а Джей Джей на самом деле набивал татуировки Робу. К Робу попала одна из наших записей, он её послушал и начал врубаться, — улыбается гитарист. — Потом он пару раз побывал на наших выступлениях и начал нас фотографировать. Он собирался помочь нашей группе (Халфорд основал менеджерскую компанию EMAC, чтобы поддерживать молодых талантливых музыкантов. — Ред.). А когда он решил, что может заняться сольной карьерой, то вспомнил о нас. Мы несколько раз встретились и всё такое... — он пожимает плечами, как будто хочет сказать: «А остальное вы и так знаете».
Стороннему наблюдателю показалось бы, что Fight собрались вместе невероятно быстро. Вот объявили об их существовании, тут же появились фотографии в прессе... и вот они пропали, а публика, затаив дыхание, осталась ждать продолжения.
— Это абсолютная правда, и, думаю, именно это будет одним из самых привлекательных качеств группы, — говорит джентльмен Роб, до сих пор сохранивший бирмингемский акцент. — Мы не собираемся искать способы привлечь к себе интерес, мы просто хотим выйти на публику, и пусть она сама решает. Вокруг этой группы нет никакой рекламной шумихи, никакой легенды. Вы либо принимаете нас, либо не принимаете, всё просто. Мы не собираемся становиться ничем большим, чем простой, настоящей командой музыкантов, играющей отличную музыку.
Нам не нужно слишком упирать на имидж, как другим группам. Мы просто выходим на сцену и играем. Всё происходит на уровне инстинктов. Думаю, люди это сразу почувствуют. Не нужно ломать голову, чтобы врубиться в музыку этой группы. Она просто бьёт не в бровь, а в глаз. Принимайте нас как факт.

Звучит правдиво, но у слушателей будет много предубеждений, и многие будут на полном серьёзе ждать чего-то в духе Pantera или других групп, упомянутых выше. Роб закатывает глаза и смеётся.
— Ты повторяешь аккурат то, о чём шушукаются уже много месяцев! Я не парюсь, потому что как только я собрал группу и мы начали играть — и даже раньше, как только вы, журналюги, получили сигнальные экземпляры нашей записи, — я знал, что вы все скажете: «Минуточку, но я же не этого ждал!»
Все те группы, что ты упомянул, — классные. Но все они играют свою собственную особенную, легко опознаваемую музыку. И Fight тоже будут играть свою музыку. И всех, кто волновался только из-за моей связи с этой группой, ждёт огромный сюрприз. Все иллюзии развеются.
Для нас это никогда не было проблемой, ведь мы знали, что должны делать. Мы должны были стать особенными, играть особенную музыку, не такую, какую играют другие. Всё это часть создания новой команды. Забудьте обо мне, о том, откуда я пришёл, потому что всё это тут ни при чём. Это совсем новая штука. Я попросту заново учусь всему.
Британские поклонники смогут убедиться в этом, когда мировое турне, начинающееся в Германии 4 октября, докатится до Соединённого Королевства в рамках трёх (пусть пока и не подтверждённых) выступлений ближе к концу месяца. На концертах в Фениксе не было сыграно ни одной песни Priest, хотя группе стоило бы подумать: не пора ли изменить ситуацию?
— Сегодня в шесть утра я вертелся в постели и никак не мог уснуть, потому что вся эта фигня крутилась в моей голове. Я думал: «Не хочу исполнять никаких песен Priest». Сегодня пока не хочу, — говорит Халфорд со смехом человека, который знает, что будет проклят вне зависимости от того, будет ли он их исполнять или не будет.
— Мы поговорим об этом вместе, — продолжает он. — Мы уже решили, что это будет довольно-таки круто, но в то же время мы не станем играть ничего из того, что кто-то из нас играть не хочет. У нас достаточно материала, чтобы сыграть концерт исключительно из своих песен, если нам того захочется.
Сами Priest клянутся, что продолжат работу, если найдут кого-то, кто сможет стать достойной заменой Робу. И хотя их представители отрицают слух, до нас дошла информация, что один из кандидатов — земляк из центральных графств, Тони Миллз.
— Он что-то там пел в Sabbath? — с усмешкой спрашивает Роб. — В смысле, в Shy. Эй, это здорово. Надеюсь, что Priest и правда продолжат работу. — На его лице появляется дьявольская усмешка. — Дождаться не могу, когда услышу, как кто-нибудь поёт Nightcrawler, The Sinner  или Green Manalishi. Я желаю парню всего самого лучшего.

И где Fight надеются оказаться через год? Говорит Скотт: «Думаю, у нас будет много концертов запланировано. Мы будем гораздо более крепкой, сплочённой группой, у нас появится больше пороха в пороховницах. Надеюсь, что мы всё ещё будем в пути, и мы будем смертельно уставшими, готовыми отправиться домой. Но придётся нам продержаться ещё шесть или восемь месяцев. Все мы больше всего хотим именно этого».
Роб: «Думаю, как и сказал Брайан, мы просто будем плыть по течению. Этот бизнес — действительно ненадёжная штука, и тайной формулы тут нет. Остаётся только выходить на сцену и выкладываться по полной. Думаю, этим наша группа и займётся, особенно на живых выступлениях. Я действительно верю, что когда люди увидят, как наша группа выступает на сцене, о нас станут говорить и люди начнут врубаться.
Я хотел бы работать весь 1994 год, отыграть на некоторых европейских фестивалях летом, может быть. Эта группа может играть когда угодно и где угодно. Это грандиозно, всё равно что запустить электросеть на полную мощность. Она просто делает «бум-бум-бум». Мы собрались вместе за пару дней до своего первого выступления на публике, дважды прогнали программу — и всё срослось. Такой и должна быть хорошая группа, и у нас дела идут отлично. Это лучшее из того, что когда-либо происходило со мной».
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #252 25 декабря 2013, 10:23

И опять спасибо Doomwatcher'у за предоставленные материалы на английском.

Несогласный захватчик

Журнал Kerrang, № 467, 30 октября 1993 года

Два десятилетия с Judas Priest! Два вечера с Black Sabbath! Участие в выступлениях Pantera и Skid Row! Бог металла Роб Халфорд увидел и победил мир металла, но теперь вернулся к истокам вместе со своей новой группой Fight! Накануне дебюта Fight в Великобритании Мюррей Энглхарт устроил с Халфордом войну слов!

Лужёная глотка в старой доброй чёрной коже. У Роба Халфорда наверняка были запоминающиеся моменты во время почти двадцатилетней эпопеи с Priest. Но не исключено, что всё это не особо важно в сравнении с двумя вечерами в калифорнийском Коста-Меса, когда его выпустили на замену Ронни Джеймса Дио в Black Sabbath в конце «последних» гастролей Оззи Осборна.
«Всё это было несколько странно, — говорит Роб (сейчас мы у него дома — в Фениксе, штат Аризона. — Когда я услышал о том, что Оззи и Sabbath на этих двух концертах будут выступать вместе, я позвонил Шерон (Осборн), менеджеру Оззи.
Я спросил: “Могу ли я получить билеты?” Она ответила: “Конечно; приходи, всё будет готово”.
Потом, пару дней спустя, она мне позвонила. Я сказал: “Жду не дождусь, когда увижу их вместе”. А она в ответ: “А может, ты хочешь выступить  с группой?”»
Роб тревожился, что может обидеть своего друга Ронни Джеймса. Но тем не менее он согласился не раздумывая. Между прочим, Sabbath несколькими днями позже играли в Фениксе, так что в выходной они порепетировали и подобрали программу. Через три дня был выход в Коста-Меса.

Первый из двух вечеров не обошёлся без неприятностей. «Во время первого концерта на сцене была тьма кромешная, за усилками и вообще везде, и мы все были одеты в чёрное — чёрная кожа ведь символ, так?
Начинает играть музыкальное вступление, а я никого не вижу. Я был с Тони, потом он исчез, и я подумал: “Иисусе Христе, он уже вышел!”
Потому и я вышел на сцену и слонялся по ней, пытаясь пробраться к микрофону, и посмотрел вокруг... а там никого не было! Я был совсем один!
Я промахнулся с вступлением, и все они были где-то за сценой, ожидая времени выхода. Так что я стоял как придурок минуты три, а вступление всё играло!»
Роб воспользовался моментом, чтобы успокоить бурю по поводу своей «самоволки» из Judas Priest, заявив, что группа вернётся. Конечно, времена изменились.
«Ну, они вернутся, но без меня, — тихо хихикает он, а потом становится серьёзным. — Честно говоря, в тот момент я думал, что нам, возможно, удастся решить проблемы, но теперь, разумеется, ничего исправить нельзя. Совсем. Между нами столько неприязни, что просто немыслимо, чтобы мы снова собрались вместе.
Я так решил и стою на своем. Для меня так правильно. Если бы я остался с Priest, всё было бы ложью. Я считаю себя честным человеком (не меньше, чем другие люди), и я никак не могу остаться в группе, в которой оставаться не хочу, и не выйдет у меня выступать перед поклонниками на сцене, чувствуя, что я их обманываю.
Это и многое другое пронеслось в моей голове до того, как я сделал последний шаг. И, увы, всё закрутилось, и как итог — полный отстой».
Робу Халфорду не нужно бояться, что он кого-то обманывает. Fight, его новый «молодёжный коллектив», судя по альбому War of Words — классический рабочий пример рецепта «крёстный папа и юная поросль», который так успешно использовал Игги Поп на альбоме Instinct, а Винс Нил решил не использовать для своего сольного проекта.
Это боевой метал, приведённый к наибольшему общему знаменателю. Настоящая анестезия.
«Лично я считаю, что благодаря этой записи мы вышли на новую территорию в метал-музыке и смогли показать, насколько мы многоплановы.
Мы действительно хотим продемонстрировать наши возможности и подготовить людей к тому, что мы сделаем вместе в будущем».

Если вы поняли хоть что-то из потока всепоглощающего энтузиазма Роба Халфорда по поводу всего металлического, то уже уяснили себе, что бывший пристовский верховный жрец не подбирал ребят по принципу «чтоб обеспечить себе вечную молодость». Ему не нужно догонять уходящий поезд, потому что он обычно движется по рельсам вместе с металлом.
Например, он в восторге от работы с австралийскими психами-пауэрщиками Allegiance, чьи дела ведет его менеджерская организация EMAS («Я думаю, что они будут очень успешны в США и в мире вообще. Правда-правда»).
Но в душе Роб Халфорд мало чем отличается от юных фанатов Priest. Почему бы не попробовать поработать вместе?
Так уж случилось, что, хотя Роб получал демо-записи со всех уголков света, он нашёл Джей Джея, басиста Fight, и гитариста Брайана Тилса в своём родном Фениксе. Джей Джей был тату-мастером, который переехал из Толедо, Огайо, вместе с Брайаном и его группой Cyanide.
Со вторым гитаристом, Рассом Пэришем, Роб познакомился в Лос-Анджелесе благодаря Полу Гилберту из Mr Big и бывшему участнику Badlands Джеффу Мартину. И, конечно, ударник Скотт Трэвис свалил из Priest вместе с Робом. У него-то нет никаких иллюзий по поводу их совместного творчества.
«Я считаю, что, пережив столько всего за все эти годы, они создадут настоящий огненный металлический смерч», — скромно заявляет он.

Группа устроила первое из своих бесчинств во время трёх концертов в клубе Mason Jar в Фениксе в конце июля.
Они хорошо осведомлены о бутлегерах. Поэтому поклонников на входе обыскали, чтобы убедиться, что ни у одного из них нет записывающих устройств.
«Группа никогда не играла живьём при народе, поэтому до выхода мы чуть в штаны не надули. Но всё прошло невероятно здорово. Мы потусили с народом после концерта, надавали автографов, поговорили и так далее, и всё было очень, очень приятно.
После концерта все были действительно возбуждены, наша музыка привела всех в восторг. Здорово то, что, когда ты играешь живьём, песня обретает иные оттенки, которых нет на записи. Живьём всё звучит очень жёстко. Мы не можем и не считаем нужным смягчать исполнение.
Имидж теперь не важен, особенно для нового поколения металлистов. Дело не в том, сколько у тебя усилков, или дыма, или сколько зажигательных бомб ты можешь запустить. Дело в настоящей музыке, и наша группа придерживается подхода “пан или пропал”. Мы просто выходим на сцену и играем во всю свою мочь».
Весьма вероятно, что на концертах Fight прозвучат песни Priest.
«Не собираюсь открещиваться от миллионов поклонников Priest. Думаю, некоторые из них захотят прийти послушать Fight. Эта группа играет песни Priest несколько иначе, так что они всё равно звучат по-другому».
На концертах возможны и другие сюрпризы. Это могут быть Sabbath, Хендрикс или, возможно, даже кое-что из Biohazard или Ministry, хотя Роб считает, что на данный момент чёткого плана нет. Чёрт, может, мы даже услышим Light Comes Out of Black, которую Роб записал вместе с Pantera для саундтрека к фильму «Баффи — истребительница вампиров».
«Я уже много лет дружу с “пантеровцами” и не вспомню никого, кто смог бы так грамотно исполнить эту песню. Они были в Далласе, отдыхали после совместных гастролей со Skid Row. Я сел на самолёт и прилетел к ним.
Мы пошли в студию, и через восемь или двенадцать часов песня была готова. Фильм вышел отстойным, а песня оказалась нормальной», — хихикает он.

Возможно, вы уже знаете, что Роб был специально приглашённым гостем уже на нескольких концертах Pantera.
«Я выходил на сцену с ребятами уже во многих местах: от канадского Торонто до Ирвин-Медоуз в Лос-Анджелесе. На самом деле я жду, что и они выйдут на сцену на моём концерте! Если Фил (Ансельмо) объявится и потрясёт башкой под одну из песен Fight, для меня это будет настоящим кайфом».
А помогла ли Робу поддержка Skid Row, Pantera и их поклонников самому убедиться в своих способностях, когда он волновался о будущем?
«Я потом обмозговал этот вопрос. Я поиграл вместе с Pantera, Skid Row и даже с Ugly Kid Joe, и меня потянуло на размышления. Это дало мне уверенности в себе, которой, возможно, мне недоставало; а ещё дополнительный пинок для того, чтобы начать этот проект Fight.
Если честно, я обычно не размышляю о том, что люди обо мне думают и каким я предстаю перед ними. Не сижу дома, разглядывая золотые и платиновые альбомы и думая: “О да, я Роб Халфорд!” Не в моих это привычках, — неловко смеётся он. — Не моё это».
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #253 13 января 2014, 10:52

Материал из коллекции Сергея Семенцова, за что ему низкий поклон.
Отсканирован и передан в работу Doomwatcher'ом, за что ему также большое спасибо.

Газета Goldmine, 29 декабря 2000 года, № 533. Автор: Брайан Ризмен
Роб Халфорд
Откровения Бога Метала

Его знают как Бога Метала. Роб Халфорд 20 лет был фронтменом легендарной хэви-группы Judas Priest. Его оперный вокал и завывания привидения-плакальщика теперь чётко ассоциируются с такими классическими метал-гимнами, как Freewheel Burning, Electric Eye и You’ve Got Another Thing Comin’. Его фирменный имидж — кожа и заклёпки — породил целое поколение подражателей. Ему всегда нравилось расширять горизонты: как добавлять побольше шипов и заклёпок в свою сценическую амуницию, так и писать тексты на сексуальную тематику к песням вроде Love You To Death и Eat Me Alive (любимая мозоль PMRC.
Халфорд потряс мир метала, когда ушёл из Priest в 1992 году, чтобы заняться другими проектами: в частности, «пантероподобным» квинтетом Fight и Two вместе с Трентом Резнором. Обе команды экспериментировали с электроникой: Fight выпустила сборник миксов Mutations в стиле индастриал, предвосхитивший современное движение техно-метала; Two использовали стиль Nine Inch Nails. Многих поклонников Priest смутили попытки Халфорда пробовать новое, но он двигался вперёд, гастролируя по миру и следуя зову своего сердца. Теперь оно привело его обратно к британским металлическим корням, что подтверждает его свежий альбом Resurrection с группой Halford.
Влиятельный рокер никогда не боялся противостояний, даже сам спровоцировал несколько разборок по ходу своей карьеры: от злополучных синти-поповых мотивов на пристовском опусе 1986 года Turbo до печально известного судилища по поводу «скрытых посланий» в 1990 году и мало кем виденного полупорнографического видео на песню I Am A Pig. Халфорд публично признался в своей гомосексуальности на MTV в феврале 1998 года, и хотя это откровение не стало шокирующим для многих давних поклонников — он всё-таки упоминает нью-йоркский клуб Fire Island в альбоме Judas Priest 1977 года Sin After Sin, — некоторые доверчивые фанаты всё же смутились.
Ещё одна неоднозначная ситуация возникла в связи с его печально известным высказыванием двухгодичной давности «метал мёртв», когда он ещё был увлечён Two. Сейчас он говорит, что имел в виду состояние классического метала в США, а не вымирание жанра. Тем не менее многие поклонники метала были обескуражены
Сейчас, наверное, тем поклонникам по барабану, что Халфорд сказал пару лет назад. Ведь в Resurrection — выпущенном новым продюсером Брюса Дикинсона и Helloween Роем Зи — он снова выдал агрессию в духе British Steel. В его нынешней группе числятся гитаристы Майк Класиак и Патрик Лакман, бывший басист Two Рэй Риндо и бывший ударник Riot Бобби Яржомбек. На Resurrection есть убойный дуэт Халфорда и фронтмена Iron Maiden Дикинсона под названием The One You Love to Hate. (Нет, это не баллада.) На концертах квинтет Халфорда с энтузиазмом изрыгал свои свирепые новые песни и давно забытую классику Priest вроде Genocide, Tyrant и Stained Class. Выступления стали боевым крещением для давних фанатов Халфорда и Priest, которые не слышали этих песен в исполнении его бывших коллег с новым (и очень могучим) фронтменом.
Были слухи, что Халфорд воссоединится с Priest, но он беззаветно предан своему нынешнему детищу, активно гастролирует и раскручивает Resurrection при каждом удобном случае. Уже пошли разговоры о втором альбоме.
Но наследие Priest прошло проверку временем.
Есть информация, что Sony Legacy работает над бокс-сетом Priest из трёх компакт-дисков, бессмертное видео группы You’ve Got Another Thing Comin’ заняло 14-е место в списке 40 лучших видео хард-рока канала VH-1, а сама группа — на 23-м месте в списке «100 лучших исполнителей хард-рока». В последней программе было много бесед с Халфордом по поводу других артистов, попавших в список. Более того, он недавно вёл программу Rock Show на VH-1, где демонстрировались записи живых выступлений на аншлаговом концерте Halford/Queensryche/Iron Maiden в Мэдисон-сквер-гарден.
Куда бы судьба его в конце концов ни завела, неподражаемый Халфорд оставил неизгладимый след в мире рока и хэви-метал. Незадолго до своих недавних всемирных гастролей он встретился с Goldmine, чтобы обсудить музыку, философию, стычки и восстановление отношений с давними друзьями по Priest — Гленном Типтоном, Кей Кей Даунингом и Йеном Хиллом.
Ну что, ты стал «возрождённым» металлюгой?
Роб Халфорд: Да, странно? Благодаря этому опыту я как раз понял, что всё было внутри меня, всё время. Ничто не уходило. Просто фитилёк чуток притушили, а теперь лампа снова светит во всю мочь. Всё это — результат опыта последних нескольких лет, в особенности с Two, который сам по себе был очень необычным и несколько противоречивым. Благодаря ему я до конца осознал, что вот она, моя жизнь: я Бог Метала, чувак [хихикает]. Я должен быть Богом Метала. Это ж я. Так что это были замечательные несколько лет, очень важные и нужные, и они помогли мне вернуться туда, где я должен быть, туда...
Ты сказал, что Silent Screams — универсальный ключ к Resurrection.
Думаю, каждый сопереживает этой песне, потому что в ней так много от замечательного мира метал-музыки, спрессованного в семи минутах. Здесь много настроения, песня открывает ряд других тем.
В альбоме переплетены элементы прошлого и будущего, но не особо слышно новомодное «расстроенное» звучание.
И это тоже было важно. Я хотел совместить традиционные элементы, но чтобы альбом не казался старомодным. Не хотел, чтобы он получился олдскульным. У него современное звучание.
Но подход-то всё равно традиционный.
Я не пытаюсь строить из себя гения. Просто делаю то, к чему лежит душа. Я «отпускаю» голос и делаю всё, что могу, на этих двенадцати кусочках записи. Так что, естественно, там есть уютное ощущение традиционности.
О чём песня Cyberworld?
Ещё в Priest я написал песню под названием Electric Eye. Вспомнил её и подумал: «А как это сейчас работает?» Очевидно, что мы погрязли в технологиях Всемирной Сети, и та же угроза, та же зловещая ситуация, которую я показал в Electric Eye, существует и здесь: будь то вирус, рассылаемый по электронной почте, или ещё что. Это был тот единственный момент, когда я пошёл на поводу у фантазии, хотя всё основано на реальности. Многое другое — очень личное. Я хотел заявить об этом в первых строках песни Resurrection: «Я погружаюсь глубоко в свою душу, чтобы вытащить себя из этой чёртовой дыры». Я просто рассказываю людям, что происходило, где я был, как себя ощущал. Всё это должно звучать искренне. Раньше я такого не делал и не был уверен, стоит ли. Но как только я начал выступать, то понял, что это сыграло главную роль в отношениях со слушателями. Это реальные события, которые я пережил. Естественно, мои эмоции проявляются в выступлениях.
Твои тексты стали более личными с тех пор, как ты ушёл из Priest. Между Painkiller и War of Words есть явная разница. А потом появились Two. Немного непонятные.
Очень непонятные.
Не думаю, что это плохо.
Нет, просто я расправил крылья и попробовал то, чего не пробовал раньше.
Я прихватил с собой сингл Fight — Christmas Ride.
Её я записал сугубо для радио в канун Рождества 1994 года. Небольшой подарок для станции. Не думаю, что кто-то до меня дарил радиостанциям такие «благодарственные» подарки. Никогда не планировалось выпускать эту песню официально. Радио — важное явление, и песня принадлежит исключительно ему.
В Европе тебя не так часто крутят по радио?
Я скажу, что тут странно. Когда я был в Польше, пришёл на Национальное польское радио, в два часа дня, они крутили Resurrection [хихикает]. Какой-то парень говорил о безменах, и тут Халфорд запел.
Я думаю, твоя музыка нравится ребятам из рабочего класса. Ты же сам такой.
Да.
Но по-моему, аудитория разнородная: многие из нас окончили колледж, и нас не понимают, потому что нам нравится такая музыка.
Я с утра вышел погулять. Зашёл в лифт. Там уже была парочка: мужчина и женщина. Весь из себя правильный господин в очках и его вся из себя правильная с виду жена. А я, редиска такой, весь в татухах. А мужик смотрит на меня и говорит: «Мне очень нравится твоя музыка». А я ему: «Ой, спасибо!» — «В Мэдисон-Сквер-Гарден аншлаг был». — «Да». И тут он мне: «А я люблю гонять на своём кабриолете BMW, врубая Priest на полную катушку. Все вокруг бесятся» [хихикает].
На этих гастролях ты планируешь выезжать на сцену на мотоцикле?
Нет, это однозначно ассоциируется с Priest, и я не стану покушаться на их наследие. Если я вытащу этот [мотоцикл]  на сцену, это будет неправильно. [Обложка альбома]  — просто символ того, что я снова заявляю о себе. Обо всём, не только о своей жизни в Priest. Думаю, что там мотоцикл очень к месту, для меня он символ и опора. Хорошая опора. Думаю, что он олицетворяет меня. Просто снова показывает всем эту мою грань.
Ты удивился, что тебя не упомянули в программе VH-1 «40 самых охрененных чуваков»? Хотя, опять же, ты же не прославился как разрушитель гостиничных номеров.
Я об этом не думал. Так бывает. Не думаю, что я имею полное право быть тут или там. Всё это решают другие люди, и их дело, включить ли тебя в «десятку лучших» по какому угодно критерию. Я не хватаю трубку и не ору: «Гей** Розенталь, чё ты творишь, чувак? Я должен быть в твоей долбаной программе!»
В твоём откровенном интервью 1998 года для The Advocate*** была интересная реплика [режиссёра порнофильмов и клипа I Am a Pig] Чи Чи Лару: «Когда я впервые с ним столкнулся, то увидел большую, татуированную, жутковатую суперзвезду — и самого милого человека, какого встречал в своей жизни». Есть в тебе эта противоречивость. У меня сложилось такое же впечатление, когда я впервые встретил тебя в 1998 году.
Думаю, если бы я был типичной большой жопистой рок-звездой, мне не удалось бы оставаться на плаву так долго. Не думаю, что это прокатит. Люди, которые пытаются создать и использовать такой имидж или думают, что именно такими они и должны быть, быстро выгорают. Пшик — и их уже нет.
Вспоминаю многих рокеров 80-х, злоупотреблявших наркотой и незащищённым сексом, и удивляюсь, что они ещё не сыграли в ящик. В общем, в чём тут смысл?
Смысл в том, что это секс, наркотики и рок-н-ролл. Просто люди хотят это так воспринимать. Вот почему они раз за разом пересматривают те программы. Так они всё это понимают. До сих пор считается, что весь метал — о Сатане. Такой вот миф был создан.
В Европе, однако, всё было иначе.
Да, но разница огромна. Это две совершенно разные культуры: общество, технические возможности, вообще всё. Образ мышления и восприятие прямо противоположные.
Мэрилин Мэнсон там не так популярен, потому что католиков он не пугает. Здесь же людей с полпинка оскорбляет то, что он делает. На него злятся родители, но это ожидаемо. Потом проходит.
Люди лишаются дара речи. Сделать-то можно многое, но рано или поздно на это перестают реагировать. Вот почему через пару лет будет Мэрилин Мэнсон образца 2002 года. Уже не Мэрилин, а кто-то другой для поколения 14-, 15-, 16-летних, жаждущего позлить предков.
Команды старой школы вроде Priest и Maiden теперь считаются безвредными в сравнении с современными. Но эти старые группы всё ещё популярны в Европе, потому что, в отличие от США, там они не считались «опасными». А с тех пор как появился рэп, его считают опасным. Хэви-метал — не опасность, а лекарство.
Конечно же. Именно эту его сторону я всегда ценил, потому что в каком-то смысле это моя психушка. Здесь я могу рвать и метать. Вот почему в финале Silent Screams я пою: «Каждый раз, когда я ору, я убиваю боль». Именно это я и делаю. В этот момент она из меня выходит.
Что ты думаешь о нынешней популярности кишкодавки на концертах? Кажется, теперь она везде. Один критик сказал, будто недавно видел месилово на концерте Мэри-Чейпин Карпентер****.
[Смеётся] Всё возможно, правда? Так бывает.
Ты не думаешь, что народ иногда просто слетает с катушек?
Можно сделать это так, чтобы не получить травм. Это просто форма самовыражения, и я не вижу тут проблемы, пока не доходит до намеренных драк и разрушений. Чаще это просто дикое буйство. Можно держаться подальше, а можно зайти в кучу-малу и начать махать руками. Это очень естественно.
На Вудстоке-99 это закончилось плачевно.
Понял, не забываю об этом. Думаю, об этом слишком много рассуждали. Кто-то отрывался, и на фестивале что-то такое витало в воздухе, как во многих жизненных ситуациях. Недавно на Всемирном кубке произошла драка, и кучка людей привлекла очень много внимания. Так бывает всегда. Я тогда был в самой гуще событий. Англичане с немцами, и они не отрывались. Они пришли туда подраться.
Может, отголоски Второй Мировой, проявившиеся через несколько поколений?
Точно. Есть взаимная неприязнь между англичанами и немцами, англичанами и французами, турками и испанцами, турками и немцами. Ей уже сотни лет. На самом деле некоторые немцы пытались поговорить с одним из тех англичан. Такое вот отношение получаешь, когда просто прогуливаешься с голой грудью в татухах и с пивным пузом, выкрикивая: «Англия! Англия!» Один парень спросил: «Что у вас было с немцами?» — «Ну, они первые начали!» — «Так, сейчас 2000 год, и они начали первыми, а тебе сколько, 18?» — «Да, но они первые начали!» И это явление в обществе сохранится навсегда, и именно поэтому негра тащат за грузовик.
В нашей стране в метале по-прежнему присутствует «колхоз», который меня бесит. Ты видел фильм «Хэви-металлическая парковка»?
Частично, ага.
И как реагировал?
Было там такое. Но не у всех. Вот почему, как мне кажется, есть предубеждения по поводу металлистов. Опять же, с точки зрения СМИ, как в случае побоища на Всемирном кубке, кругом были камеры, и журналюги ждали, когда же кто-нибудь кинет первую бутылку. В фильме то же самое. Они ждали, пока какой-нибудь парень или девчонка высунет язык и издаст дикий, сатанинский крик. «Да, то, что нужно, давайте ещё!» Но это ж не весь хэви-метал. Метал показывает общую картину мира, а не какое-то одно явление.
Как думаешь, твоё признание могло помочь кому-то расширить горизонты в довольно-таки гомофобном музыкальном сообществе?
[Я не делаю ничего] иначе, чем делал раньше, и люди задумываются: «Вот этот человек, которым я восхищался, которого уважал, любил. Я от него балдел. И теперь я знаю о нём что-то ещё, и с чего бы мне относиться к нему иначе?» Думаю, это ценно. Думаю, это важно. Всё идёт по нарастающей.
Тебя никогда не забавляло, что некоторые твои слушатели, которые не знали, как отнестись к твоей «голубизне», одевались так же, как ты?
Ну, я думаю, это личное. Арчи Банкеров***** не изменишь. Как по мне, это образчик ханжи. Настоящий ханжа — тот, кто, несмотря на все аргументы, обсуждения и всякие «разве ты не понимаешь», остаётся ханжой. С таким человеком ничего не поделаешь. Я думаю, что весь негатив в обществе — против «голубых», чёрных, евреев, кого угодно — передаётся от родителей. Как ребёнок, рождённый в семье ку-клукс-клановцев. Он не расист, но его учат быть расистом.
Думаешь, можно людей от этого отучить?
Да. Бывало такое. Встречаешь людей, которые расстраиваются и находят в себе смелость сказать: «Я был идиотом. Я был зашорен. Я до конца не понимал, почему вёл себя так, пока ты со мной не поговорил и всё мне не объяснил». Разница между предрассудками и ханжеством в том, что человек с предрассудком может хотя бы воспринять информацию. Есть шанс, что он когда-нибудь всё поймёт и избавится от предрассудка. А ханжа ханжой и останется. Проще сдаться и отойти от него подальше.
Очень забавно, что многие не понимали суть твоего байкерского имиджа.
А почему должны были? Я искал имидж, подходящий под наше звучание. Никакого плана не было. Как по мне, такие шмотки отлично сочетаются со звучанием музыки.
Тебе всегда удавалось во всём показать претенциозность и абсурд. Кто-то сказал, что как-то в конце концерта ты заявил: «Надеюсь, вам понравился вечер хэви-метала». Ты даже придумывал новые слова в паре песен, например в Rapid Fire из альбома British Steel. Одно слово (desolizating) я даже смотрел в словаре, его там не было.
Видишь ли, хотя я считаю, что всё, что я делаю, ценно и важно, я развлекаюсь. Не думаю, что кто-то из музыкантов сможет изменить чёртов мир. В итоге всё сводится к развлечению. Это удовольствие для людей и для себя, как бы вы ни трактовали это слово. Это просто обмен эмоциями в конкретный момент, и если ты не можешь отстраниться и улыбнуться, займись чем-нибудь другим.
В своих альбомах после ухода из Priest ты больше рассказывал о себе. «Я» в твоих песнях теперь не персонаж, а сам Роб Халфорд. Чую, многое от тебя есть и в ранних альбомах Priest. Хотя ты и сказал, что песня Dreamer Deceiver не так важна для тебя, всё равно там есть ощущение уединённости, путешествия в одиночку. Как думаешь, много ли там было от тебя?
Думаю, что весь я. Как ни старайся скрыть это за словами, это всё равно ты. Всё равно что — как бы сказать — когда Майк играет ноту так, как играет и чувствует он, сколько в этом звуке от него и сколько от гитары? Со словами та же ситуация, как по мне. Во всех текстах, что я написал, есть частичка меня, даже в Sinner и Ripper. Необходима какая-то духовная связь. Как в Water’s Leaking или Stutter Kiss. Должна быть какая-то реальная основа, как бы туманно я всё ни сформулировал.
Интересно, что многие из тех персонажей, которых ты создал за эти годы, например в Grinder и Jawbreaker, олицетворяют ужасы индустриализации. Каково было расти в Бирмингеме и как это повлияло на тебя?
Когда я плёлся в школу, то проходил мимо металлообрабатывающих заводов, где плавили сталь и делали из неё разные детали. А в классе можно было ощутить удары прессов с той стороны улицы. Тогда я ещё даже не открыл для себя метал-музыку.
Металл можно было ощутить на вкус?
Да, можно. Можно было учуять его запах, вобрать в лёгкие и так далее.
Как это повлияло на твою детскую психику?
Не знаю. Повлияло ли вообще? Некоторые скажут: «Вовсе нет, просто ты проходил мимо металлообрабатывающего завода по дороге в школу». Кто-то будет романтизировать и фантазировать, вроде того: «Да, вот почему всё и началось: он ощущал вкус металла в возрасте 13–14 лет, металл впитался в его кровь» [смеётся]. Не знаю. Понятия не имею.
Твоя семья по-прежнему в Бирмингеме?
О да.
Каково это — возвращаться туда, пожив в Аризоне, а теперь и в Сан-Диего?
Возвращаться для меня очень естественно и приятно, сейчас даже больше, чем раньше. Когда я пытался от чего-то бежать — «Хочу уйти от психологии маленького городишки», — то мне тяжело было возвращаться. Мне сложно было чувствовать себя там в своей тарелке. Как будто что-то толкало меня обратно в крохотную комнату, а я не хотел туда, но тогда у меня не было выбора. Как только я смог окончательно оттуда выбраться, решил проводить больше времени в Америке. Но сейчас, когда я возвращаюсь, то чувствую себя там комфортно. Это мои корни. Я там родился. При этом через пару недель мне приходится убираться оттуда. Это меня бесит. Просто до усрачки. Эта психология — желание убежать — всё ещё во мне, хотя прошло уже много лет. Мне повезло, потому что сейчас я могу прыгнуть в самолёт до Амстердама или вернуться в Сан-Диего. Если бы такой возможности не было, не знаю, где бы я был. Такой уж я человек. Кен, Гленн и Йен счастливы жить на той же улице, в том же городе, ходить в тот же бар. Они довольны.
А разве у них нет жилья за границей?
Нет. Было время, когда мы все купили себе жильё в Испании по разным причинам. Они опять в родном болоте. Они довольны.
Интересно, что Даунинг и Типтон, когда я с ними беседовал, не говорили ничего о религии. В твоих песнях появляется много библейских идей, даже в Immortal Sin группы Fight или свежей Resurrection. Как религия повлияла на тебя как автора текстов?
Меня никогда насильно не тащили в церковь, но у моей мамы был духовный стержень. Это была основа морального аспекта воспитания: то хорошо, это плохо, то правильно, это неправильно. Есть она у меня, но, думаю, была всегда. Чем старше ты становишься, чем дольше живёшь, тем лучше понимаешь, что с этим делать. Эта духовная сторона важна для меня и, возможно, с возрастом станет ещё важнее. И я уверен, что именно поэтому подобная лексика проскакивает в моих текстах.
У новых метал-групп этого нет. Они скорее нигилисты. Забавно, что метал-группы старой школы выбирают темы, кажущиеся демоническими, но изгоняют зло. Всё равно как если бы ты был священником, взявшим слово, как в песне Sinner. Поразительно, что это стало такой проблемой для тех, кто текстов никогда не читает.
И отовсюду прёт ощущение оптимизма, а [многие]  из этих [новых]  групп излучают деструктивный, мрачный, негативный настрой. Мне это никогда не нравилось. Я всегда считал, что простая философия добра всегда побеждает зло. Это часть меня. Я не очень хорошо это понимаю, но люди говорят, что заражаются этим ощущением от меня постоянно, что я всегда дарю положительные эмоции. И у меня, как и у большинства других, бывают срывы и депрессии, но недолгие. Я не жую сопли. Бывают моменты несдержанности, как и у всех, но рано или поздно это проходит.
Ты поднимал темы, и если даже не давал ответ, то пытался решить дилемму. Естественно, один из самых известных примеров — Beyond the Realms of Death. Вряд ли многие понимают, что она об эвтаназии. Ты писал и более интеллектуальные песни, хотя, думаю, к концу твоего пребывания в Priest всё изменилось. Потом, в Fight, ты поднимал проблемы домашнего насилия, жестокого обращения с детьми и контроля над оборотом оружия.
Я решил воспользоваться этой возможностью, потому что явно не мог этого себе позволить в Priest. Поднять реальные проблемы.
Они не хотели или ты думал, что такие темы будут не к месту?
Казалось, что это неправильно. Отсюда и срыв. Я хотел говорить об этом, но в мире Priest не мог. Там эти темы были не к месту.
Мне кажется, что не так-то уж они были бы и неуместны.
Но вот ты недавно сказал, что говорил с Кеном и Гленном о религии, а они не хотели обсуждать эту тему. В этом все они. Ты подошёл слишком близко, влез на их... они хотят говорить только о музыке и метале. Они не хотят обсуждать религию, политику, не хотят, чтобы ты спрашивал их мнение по поводу абортов, контроля над оборотом оружия или загрязнения окружающей среды. Они не хотят об этом знать.

Целиком не влезло, продолжение следует.
« Последняя правка: 13 января 2014, 10:56 от So_What »
Жен. So_What

Джа нас не оставит

Профиль
Рейтинг: 1493

Cообщений: 1 164
Re: Halford (разные интервью). #254 13 января 2014, 10:57

Продолжение.

В ранних альбомах Priest вырисовывалась отнюдь не радужная картина: например, в Devil’s Child с альбома Screaming for Vengeance, которая посвящена жестокой стороне отношений. Bloodstone — метафора ядерной войны. В Electric Eye использован классический сценарий Джорджа Оруэлла. Всё-таки какие-то проблемы поднимались, и это запомнилось. Когда я учился в колледже, то был Социально Ответственным Парнем. Поэтому вместо Turbo Lover слушал Screaming for Vengeance.
[Смеётся] Тебе не понравились рычаг передач и взрывной оргазм?
На самом деле до сих пор нравятся. А правда ли, что альбом Turbo должен был быть двойным?
Да. Мы собирались назвать его Twin Turbos. Но звукозаписывающая компания похоронила эту идею, потому что мы хотели сделать щедрый жест: в благодарность фанатам за их поддержку продавать двойной альбом по цене обычного. Мы хотели практически раздарить его, а ребята из компании звукозаписи сказали: «Вы что, чокнулись? Не допустим. Это двойной альбом, и цена будет двойная». Мы не этого хотели, поэтому идея заглохла.
А песни в стиле спид-метал оказались на Ram It Down?
Некоторые туда попали.
Помню, некоторые критики считали, что вы слишком поздно за него взялись, но они не знали всей истории. Вы, ребята, всегда выходили за рамки, и народу это не всегда нравилось. Помню о записях со Стоком, Айткеном и Уотерменом в 1988 году, но самих их не слышал. (Попсовое трио, которое до того продюсировало Мадонну, Dead or Alive и Bananarama — Ред.)
Идея была моя. Опять же я хотел создать необычную ситуацию. Что могло бы получиться? Что бы вышло, если бы мы засели вместе с этими парнями и записали песни? Какие варианты есть? Давайте-ка это сделаем. Это путешествие в неизвестность. А мне нравятся такие путешествия.
Вы записали кавер на композицию You Are Everything группы Statistics и две собственные вещи, I Will Return и You Keep Giving Me the Runaround. Были ли ещё песни?
Было всего три вещи.
Kerrang! хорошо по вам проехался за это.
Да, потому что у Kerrang! и многих людей однобокое мышление. И это просто тупой подход некоторых людей к отдельным моментам в музыке. Ты можешь делать только это, а другое — не замай. От тебя ждут вот этого, хотят вот этого, и как смеешь ты думать о том, чтобы зайти в другую комнату или выйти из дома?
Тяжело было во времена Two, когда люди недоумевали по поводу того, что ты делал?
Да, как-то недавно я поговорил с одним парнем, и он заявил: «А знаешь, многие не в курсе, что ты делал с тех пор, как ушёл из Priest».
Потрясающе. Особенно если взглянуть на обложки метал-изданий...
Не думаю, что так уж потрясающе. С тех пор как я ушёл из Priest, мой статус очень снизился в сравнении с теми временами, когда я записывал платиновые альбомы. Вернулся туда, где я был до записи Painkiller. Не думаю, что это так уж удивительно, если пораскинуть мозгами. Потому-то, думаю, многие и говорят: «Боже, это ж первый альбом Роба с 1991 года». Думаю, многие считают именно так. Они не знают о штуках под названиями Fight и Two.
Думаю, это радикальный мейнстримизм. Я обсуждал с народом возрождение метала, о котором слышно уже два года, и, думаю, даже если Maiden или Роб запишут «золотой» альбом, мейнстриму будет по барабану, потому что группы для тинейджеров выпускают диски 10-миллионными тиражами. Так что у метала всё равно будет культовый статус. Сейчас нужно продать больше альбомов, чтобы массы тебя признали. Хотя аншлаг на концерте Maiden/Queensryche/Halford в Мэдисон-сквер-гарден доказывает, что и у этой музыки до сих пор есть своя аудитория.
Это очень греет мою душу: мысли о том, что это может произойти, что завтра ведущие лейблы по всей Америке будут это обсуждать. На совещании во вторник они станут говорить: «Билеты на тот концерт Maiden/Queensryche/Halford в Мэдисон-сквер-гарден были проданы за полтора часа? Что это значит для нас? Как бы нам урвать свой кусочек? Поговорим-ка об этом. Что мы упустили? Как нам влиться в это движение?» Ведь так это и работает. Но факт есть факт: народу это нужно. Они хотят это слышать и видеть, и они приходят [на концерты].
Ты не играл в Мэдисон-сквер-гарден с великого поролонового фестиваля 16 лет назад [Халфорд смеётся], когда фанаты нарвали тысячи кусков поролона и кидали их в воздух и на сцену. Вам, ребята, запретили там играть?
Да, Priest там под запретом. Так что выход на эту сцену для меня будет волнующим моментом. Я всегда ощущаю мандраж, когда выхожу на любую сцену с Maiden и Queensryche, потому что вернулся в этот мир. Я был далеко от него. Я играл на площадках размером с почтовую марку и везде, куда пускали.
Люди говорят, что ты вернулся в метал. Но ведь Fight тоже были метал-группой, просто другого типа.
Да.
Разве что Two выбивается из обоймы. Но между выходом A Small Deadly Space в 1995-м и сегодняшним днём в поп-культуре прошла вечность.
Много времени, и вообще, проект Two был очень неоднозначным, как и Turbo! Так что это произошло со мной снова. Было много негатива, чего я и ожидал, потому что ни с какого бока это не был метал-альбом.
Как ты сейчас его оцениваешь?
Я думаю, что чем больше времени пройдёт, тем больше людей смогут оценить его качество. Это просто первое однобокое впечатление. Если бы я не мог быть верен альбому, я никогда бы не позволил его выпустить. Так что, думаю, он существует, потому что я тогда в него верил.
Первый сингл Two, I Am A Pig, вошёл в тридцатку лучших на радио. Его часто крутили.
Ужасно часто крутили. Он был велик.
Хотя видео [в стиле мягкого порно]  так и не показали.
На самом деле Interscope хотели, чтобы там было [жёсткое]  порно.
Что ты об этом думал?
Не мог поверить в то, что слышал на том совещании.
Это было жестковато для MTV — там его не показали.
[Interscope]  были разочарованы, когда увидели его. Они сказали: «Ладно, теперь давайте настоящее видео». Мы им: «Так это и есть настоящее». — «А где трах, где минет? Где секс?» — «Вы о чём?» — «Мы хотим совсем непристойный клип». — «А от нас-то вам что нужно?» — «Это и нужно, в том и суть». — «Суть в том, что у нас есть видео, которое мы не можем показать. И нужно сделать видео, которое никто никогда не увидит?» — «Так точно».
Знаешь, что это? В прошедшие пару лет порно и рок стали так тесно взаимосвязаны, что теперь ты крут, если это совмещаешь. Хотя это всё равно было слишком порнографично для MTV.
MTV не хотело с этим связываться, и при этом показывает негритянок, толкающихся задницами перед камерой, потому что это Пафф Дэдди.
В твоём видео ещё были гетеро-, би- и гомосексуальные персонажи.
Да, это там тоже есть. Я рад, что из-за этого поднялась вонь, потому что мне это нравится.
Песню много крутили по радио, вы отправились на гастроли, но потом компания звукозаписи месяцами не хотела выпускать новый сингл.
Всё упёрлось в споры о том, что делать дальше. Мы сказали, что стоит сосредоточиться на более тяжёлых вещах, а они хотели выпустить Deep in the Ground. А это было бы неправильно. Я бы хотел, чтобы после Pig вышла Leave Me Alone, или Water’s Leaking, или даже Stutter Kiss. [Они думали]: «А как бы заработать? Прибыли-то нет. Что бы ещё попробовать? Атас, пора бросать шлюпку. О, вот эта песня подойдёт». Не вышло. Но опять же, как я всем говорил, у меня был момент осознания истины в том злополучном европейском турне: я был на сцене и понимал, что всё не катит.
Ты сказал, что был сам себе злобным Буратино. Что ты имел в виду?
Что не вынес правды. Не принимал тот факт, что то, что я делал, не было «моим» по сути, не было настоящим. [А на]  живых выступлениях я чувствовал пустоту внутри. Я просто не получал того заряда, который получаю, когда согнут пополам, весь в поту, вены вздуваются.
А в те прошедшие несколько лет ты чувствовал давление, обязанность снова стать Богом Метала?
Нет.
Многие слушатели с трудом принимают исполнителей, которые меняют кожу и пытаются сделать что-то непривычное.
Чую, я менял кожу каждый раз, начиная с Painkiller и заканчивая Resurrection. Так или иначе. Теперь я ощущаю себя цельным. У меня был момент, когда я «расправил крылья». На самом деле уже не чувствую потребность пробовать что-то иное. В конце концов, для меня всё упирается в голос.
Как поживает твой Фирменный Вопль?
Хорошо.
Чувствуешь напряг? Ты же не молодеешь.
Нет, на самом деле нет. Вот что так удивительно в те моменты, когда мне нужно работать в студии с [Роем]  Зи. Всё происходило само собой. Я некоторое время так не пел, как на Resurrection или Silent Screams. Это всё равно что надеть удобные ботинки или любимое пальто. Ты возвращаешься в это состояние — и всё пучком. Это очень естественно. К счастью, голос не подвёл.
Я читал в Rock Hard, что, когда ты искал вдохновение для нового альбома, ты переслушал все старые альбомы Priest.
Да. Мы с Зи. В конце концов мы использовали два ключевых момента: British Steel и Screaming for Vengeance. Думаю, это было важно: оглянуться назад, не вернуться и не повернуться, но вспомнить что-то ценное, что мы могли упустить. Это просто исследование.
Ты упомянул древние песни вроде Run of the Mill.
Да, потому что я свои песни не слушаю. Думаю, многие музыканты стараются не возвращаться назад: что сделано, то сделано. Мы все ищем, что бы ещё сделать, думаем, что ещё может произойти. Было занятно и замечательно вернуться назад и действительно внимательно всё послушать.
Я слышал, что Sony Legacy работает над бокс-сетом Priest.
Будет такое. На днях об этом читал, слышал, что они добавят туда кое-что из неизданного, и это меня немного беспокоит, потому что я бы не стал связываться с этим старьём. Надеюсь, что они хотя бы отнесутся к материалу с уважением.
А мне любопытно. Существуют отличные песни, вроде Mother Sun, которая есть у меня на бутлеге фестиваля в Ридинге в 1975 году. Рой Зи сказал, что песня Sad Wings of Destiny очень хороша. Есть проект со Стоком, Айткеном и Уотерменом, песни с Turbo, которые, возможно, никогда не издавались. Слышал, что есть версия Devil’s Child с другим текстом. Как поклонник я всю жизнь хотел услышать всё это. Я удивился, когда услышал, что будет «забытый» материал, поскольку Даунинг дал мне понять, что Judas Priest его выпускать не хотят. Что тебя в этом беспокоит?
Хочу это защитить. Думаю, есть какой-то стержень музыки, и хочется, чтобы он остался чистым. Хочется, чтобы он остался нетронутым, чтобы он для тебя что-то значил. Так что если ты поверхностно ознакомишься с трудами Стока, Айткена и Уотермена или ещё чем-то и это не впишется в общую картину, в общий опыт, то лучше тебе этого не слышать. Я правда в это верю. Иногда я смотрю по ТВ передачу о суперзвезде, а потом вижу мыло, рекламу, в которой эта звезда снималась 20 лет назад. Мне от этого неуютно. Не хочу этого знать, не хочу знать, что это было. Не за это я их люблю. Фигня какая-то. Мне это не нужно. Я хочу, чтобы оно осталось в прошлом. Думаю, поэтому есть люди, которых не будет устраивать Роб Халфорд до тех пор, пока он не вернётся в Priest. Я так вижу. Вот я, вот моя группа, точка.
Тебя всё ещё спрашивают, собираешься ли ты вернуться в Priest. Хотя бы встречался с ними?
Да. Опять же, как я всем и говорил, для меня главное — дружба. Она вне музыки и выше её. А в обозримом будущем я останусь там же, где сейчас, с ребятами, с которыми работаю. Это не одноразовый проект вроде Two. Не знаю, на сколько хватит ещё моего голоса. Может, я смогу записать ещё один альбом, может, два, не знаю. Становишься старше — появляются физические ограничения.
Я всегда считал Priest отличной группой. В интервью 1982 года на MTV ты говорил очень тихо. Скрип твоей куртки заглушал твой голос [Халфорд смеётся]. У меня создалось впечатление, что это было в очень спокойной обстановке за сценой, но в интервью Advocate ты упомянул, что там чуть ли не оргия творилась.
Да, но я всегда был чужд этому миру. Во-первых, потому что это был не мой мир и меня он на самом деле вообще не интересовал. Мне не нравится, когда всё громко, пиво льётся рекой, сиськи сверкают. Это просто не моё. Никогда не стремился рвануть со сцены в ночной клуб. Что это за хрень? Для меня весь восторг, всё, чего я хочу в жизни, — на сцене. Когда я ухожу со сцены, не хочу идти ни на какую вечеринку. Хочу обратно в люлю [хихикает]. Хочу вернуться в свою комнату, немного посмотреть шоу Дэвида Леттермана и отрубиться. Ненавижу, когда кто-то тащит меня на эти долбаные мероприятия. Хожу туда, когда это необходимо, жизненно важно для альбома или ещё чего-то. Но не пойду туда, потому что меня там ждут, или потому что «это рок-н-ролл, чувак», ты обязан пойти в какой-то клуб, блевануть, потискать кого-нибудь и нюхнуть кокаина. Для меня это просто нелепо.
Поговорим о внимании другого рода. Когда ты стоял за трибуной [во время судилища по поводу «скрытых посланий»], ощутил, что роли переменились?
Нет. Я был там, чтобы сделать что нужно, и так я обычно отношусь ко всему, в каждый момент. Я сижу здесь и говорю с тобой, потому что это я и делаю. Я не строю теорий, не анализирую ситуацию глубоко. Всё происходит на подсознательном уровне. Сейчас так, а потом другим займусь. Что дальше? Что потом? И когда я был в зале суда, я просто знал, что должен подняться на трибуну и в общих чертах рассказать правду. Сделать то, что нужно, правильно ответить на вопросы, вот и всё.
Но твой мозг работал, потому что в перерывах ты прогнал записи и проанализировал их.
Да, потому что так было нужно. Побочный мыслительный процесс. По ходу дела я понимал, что если я туда приду, отвечу на вопросы, то задача будет решена.
Я следил за процессом по заметкам из газет и не мог поверить в происходящее.
Это было нелепо. Но только в Америке. Попробуй такое в английском суде — не прокатит.
Ты писал не только тексты. Есть и книжка в жанре научной фантастики, «Библиотека слёз».
Просто период был такой, и мне это нравилось, и, возможно, я подумаю, не замутить ли что-то в этом духе, если будет вдохновение! Нужны сильная идея, с чего начать, куда двигаться, чем закончить.
Ещё ты мне говорил, что быстро начинаешь скучать и не любишь проводить много времени дома. Тебе нравится путешествовать и исследовать.
Да, но теперь я обнаружил Интернет. С тех пор, как мы с тобой в последний раз виделись [смеётся].
Ты фанат Интернета?
Да, обожаю его. Мир на кончиках твоих пальцев, в общем-то. Всё, что хочешь знать, теперь можешь найти [в Сети].
Есть ли у тебя какие-то ещё интересы, которые могут удивить народ?
Больше сюрпризов нет [смеётся]. Всё уже сказано.
Например, как ты попал на Карту знаменитостей Феникса в магазине скейтов?
[Смеётся]  Это был бред, правда?
Ты переживал, что люди приходят к тебе домой? Тебя это задевало?
Да. Лежишь себе в кровати ночью и гадаешь, кто может ошиваться в твоём дворе. Думаю, у многих знаменитостей есть такая серьёзная проблема с некоторыми категориями поклонников. Сколько ты хочешь? Сколько тебе нужно знать? Насколько тебе нужно сидеть рядом с моим диваном, пока я смотрю телек [смеётся]? Кому-то хотелось бы такого, но не мне.
Говорят, Паваротти заявил, будто ты — один из величайших ныне живущих певцов.
Часто это слышу. Но что-то не верится.
Думаешь, что кто-то так прикололся?
Думаю, да.
Думаешь, он знает, кто ты?
Думаю, понятия не имеет [смеётся]. «Кто-кто?»
Не устаёшь от того, что твоя репутация бежит впереди тебя? Устаёшь от лести или от тех, кто всё усложняет?
Нет. Обожаю это. Это та часть самомнения, которая, на мой взгляд, важна в творческом процессе. Я думаю, это ценное качество, но если использовать его неправильно, оно пойдёт во вред. Что касается конструктивного, положительного самомнения — думаю, оно есть у многих музыкантов, и обычно у тех, которые смогли удержаться на плаву, быть в гуще событий. Так что самомнение — важная составляющая. Я думаю, что оно важно, и мне нравится, когда меня называют Богом Метала. Люблю похвалу и лесть.
Ты считаешь, что у тебя здоровое самомнение?
Да, это хорошее слово [хихикает]. Здоровое самомнение. У меня очень крепкое, здоровое самомнение.
Чем бы ты хотел запомниться людям на века, когда твоя карьера будет давно закончена? Выбери что-то одно.
Я хотел бы, чтобы это было связано с голосом и тем, как я им пользовался, как вызывал у людей эмоции. Это для меня очень важно — знать, что мой голос пробуждает в людях эмоции, трогает за душу. Это и хорошее пение, и уровень контакта. Это-то и хорошо в музыке — я разговариваю с тобой в Нью-Йорке, а кто-то в Японии в этот момент слушает голос Роба Халфорда. Это-то я и [люблю]  больше всего: связь людей во всём мире с помощью музыки.

-----------
* PMRC (Parents Music Resource Center) — американская организация, созданная в 1985 году четырьмя дамами и блюдущая нравственность юного поколения; в частности, предложила добавлять на диски уведомления о наличии в текстах песен всяческих непристойностей. В их списке пятнадцати наиболее вызывающих песен пристовская Eat Me Alive оказалась на почётном третьем месте.
** Это имя, если что. :)
*** Самое полное и популярное издание для представителей известного рода меньшинств.
**** Мэри-Чейпин Карпентер (род. 1958) — американская кантри-певица, исполнительница собственных песен.
***** Арчи Банкер — персонаж комического сериала «Дела семейные», завзятый консерватор, убеждённый в своём превосходстве над «инородцами».
Муж. zyto


Профиль
Рейтинг: 903

Cообщений: 6 185
Re: Halford (разные интервью). #255 13 января 2014, 19:12

So_What, Спасибоу  Kiss
Муж. Doomwatcher
Переводчик
GRIM INFO CONSUMER

Профиль
Рейтинг: 2500

Cообщений: 15 147
Re: Halford (разные интервью). #256 14 января 2014, 09:16

Одно из лучших за долгое время прочитанных мной интервью с Робертом.  :D
Огромное спасибо за прекрасный перевод!
Муж. bov1

Олег Белоглазов

Профиль
Рейтинг: 303

Cообщений: 4 166
Re: Halford (разные интервью). #257 27 мая 2014, 17:46

По этой ссылке представлены текущие любимые песни Роба и комментарии Роба к ним.
http://shortlist.com/entertainment/music/rob-halfords-ultimate-playlist
Муж. bov1

Олег Белоглазов

Профиль
Рейтинг: 303

Cообщений: 4 166
Re: Halford (разные интервью). #258 28 мая 2014, 04:44

23 мая, как и сообщалось ранее Rob HAlford дал очередное интервью в преддверии выхода нового альбома Прист - Reddemer of Souls, на радиостанции - Metal Hammer Radio Show. К сожалению ничего эксклюзивного он не рассказал. На мой взгляд (точнее слух) самой Важные моменты вот -

-Идею для альбома Nostradamus в группу принёс - Bill Curbishley

-Идеи для создания персонажа и написания песен c грядущего альбома Redemmer of Souls группа взяла из 2-х обложек своих альбомjd - Sad Wings of Destiny и Painkiller.

-Любимой балладой Роба, которую Роб считает power-ballad это песня гр. Nazareth - Love Hearts.
Любимая баллада Роба из написанных им самим это Before the Down.

-Роб любит разную музыку от классики до Rage, Slayer, Cannibal Corps, Emperor, Begemoth.

-На вопрос ведущего "Как Вы будете отмечать 40-летие творчества группы с момента выхода первого альбома и юбилейный год выхода альбома Defenders ot the Faith?", Роб тактично ушёл от ответа, растянув на долго его ответ, что группа за все года их существования написала сотни разных песен. Что альбом 1984 хорош, что песни Jawbreaker и Love Bites шикарны.
Муж. bov1

Олег Белоглазов

Профиль
Рейтинг: 303

Cообщений: 4 166
Re: Halford (разные интервью). #259 29 мая 2014, 19:17

Rob Halford вчера , 28 мая в интервью интернет изданию NME, пояснил что : «Мы дадим несколько концертов в США, затем сделаем перерыв на Рождество, после чего в следующем году Мы хотим отыграть в UK и Европе. Мы любим возвращаться домой. МЫ никогда не забудем – кто Мы такие и Британия очень Важна для нас. Я был очень возбуждён, когда узнал, что Майкл (Eavis) «принёс» в Glastonbury метал в этом июне. Я позвонил ему и сказал, что это здорово. Metallica наши хорошие помошники. Я думаю, когда Майкл увидит, какую безумную толпу соберёт музыка Металлики, то он обязательно пригласить на фестиваль Прист в течении ближайших лет. Только пусть в следуэщий раз Майкл убедится, что приглашённая им группа является Британской (Роб засмеялся).»
Муж. bov1

Олег Белоглазов

Профиль
Рейтинг: 303

Cообщений: 4 166
Re: Halford (разные интервью). #260 10 июня 2014, 01:27

Нарвался на совместное интервью Роба и Гленна. Вот интересный момент – Роб - « Мы связаны контрактом с SONY BMG. Нашим куратором является Rob Stringer, он хороший друг группы и именно ему мы показываем новый материал группы и он выносит решение от лица Сони выпускать его или нет, а так же утверждает сроки и синглы ».
Для справки – Rob Stringer – один из двух 2х председателей Сони ВМГ. Куратор таких коллективов как Judas Priest и поп исполнительницы Beyonce, а так же всего лейбла Columbia.
Страницы: 1 ... 11 12 [13] 14 15 16 Вверх Печать 
www.rock.ru  |  Легендарные Форумы  |  Judas Priest | Тема: Rob Halford
Эту тему сейчас просмaтривают 0 участников и 1 Гость
Перейти в раздел:  

www.rock.ru | Powered by SMF 1.0.8.
© 2001-2005, Lewis Media. All Rights Reserved.
Rambler's Top100 Rambler's Top100 MusicCounter