40 летняя карьера, не нуждающаяся в омоложении

добавил Doomwatcher 21.03.2007 16:12

Интернет сайт www.findarticles.com  декабрь 2002г.                автор: Dimitri Ehrlich

Интервью с Кейтом Ричардсом
«40 летняя карьера, не нуждающаяся в омоложении»

С подросткового возраста, когда он с религиозным фанатизмом любил американский ритм энд блюз до того, как он стал наркоманом и звездой, Кейт Ричардс не только продолжал сочинять великолепную музыку, он также превратился в миф, на который с тех пор равняются все рок гитаристы. Ричардс стал эталонным образом таинственного гитариста, воином-пиратом с природным даром быть гораздо круче, чем просто фронт меном (в случае the Rolling Stones, он итак крут). Текущее турне The Stones – совпадает с выходом последнего альбома Forty Licks (Virgin), 40-ка песенного сборника хитов отмечающих их карьеру – подтверждающего неослабевающую способность Ричардса выдавать приятные, гортанные звуки. Как личность, он - сдержанный, дегенеративный, мудрый, потрясающий, милый, и простой человек.

Почему вы продолжаете свою карьеру?

Кейт: Потому что наши дела идут в гору. Мы три года не играли вместе, по большому счету, с момента окончания последнего турне, однако, каждый раз, когда мы вновь собираемся вместе, появляется некий дополнительный стимул, который благотворно сказывается на нашей игре. Один важный момент: не возможно выходить на сцену и при этом думать, «Я просто отбарабаню свою программу, потому что публика тоже отрабатывает себя». Необходимо поставить перед собой какую-то задачу, и теперь мы имеем на это полное моральное право. Иногда я задаю себе вопрос, «Я играю для людей, которые пришли на наш концерт, или же я играю для самого себя?».

А ты часто думаешь о более глобальных вопросах – о своей миссии?

[смеется] Ну, в этом есть свое великое таинство, не так ли? По большому счету, я знаю только одно, что я обязан заниматься своим делом – а именно развлекать людей – и в первую очередь эта работа должна нравится самой группе. Должно быть командное чувство.  Если ты ничего не чувствуешь, и думаешь [говорит дурашливым тоном], «Им (публике) должны понравится мои знания и опыт», тогда можно смело переквалифицироваться в водопроводчики или баллотироваться в президенты или премьер министры.

И деньги и признание, тут вовсе не при чем?

Мы никогда не хотели стать поп звездами. Нас больше интересовал джаз. Конечно, мы понимали, что это дохлый номер, если мы захотим играть джаз в студии. Да и сама известность не приходит в одночасье по мановению волшебной палочки. Когда к тебе приходит известность, нужно уметь удержать ее. В конечном итоге, сам статус поп звезд был удобен; приходит понимание, что этот статус дает тебе огромные возможности. Как-то так получилось, что быть поп звездой было хиппово. [смеется] Можете обвинять меня, но мы продолжаем существовать, потому что не стремимся ко всему этому. Просто в стремлении прославится, есть некая доля принуждения.

Твой дедушка привил тебе любовь к гитаре. Успел ли он пожать плоды свое одобрения?

Да, конечно, он умер в 70-х. Он долго еще злорадствовал. Еще мальчишкой я мог остановиться у своего деда на пару недель;  и когда я приходил к нему, в его доме всегда была испанская гитара, очень красивый, старинный инструмент, эта гитара висела на стене. Я смотрел на эту гитару, а дед говорил, "Ты сможешь на ней играть, когда подрастешь и сможешь снять ее со стены." Я ждал несколько лет. Он был очень музыкальным человеком. Он играл на скрипке, саксофоне; и до самой смерти он играл в своей группе. Он всегда играл. Просто он наставил меня на истинный путь. Я заходил в одну из его гитарных мастерских или музыкальных магазинов -- понимаете, там, где реставрировали старые инструменты, скрипки, гитары, саксофоны. Он покупал мне несколько медиаторов, и в шесть или в семь лет я сидел в кресле и болтал своими ногами, и наблюдал за тем, как в комнату входили разные парни с гитарами, или какие-то оркестранты говорили, 'А ну-ка, помоги мне!" И я просто мог быть свидетелем некоей алхимии. Он привил мне любовь ко всему этому, еще до того, как я успел что-то сообразить. Возможно, он сам не стремился к этому.

В своем дневнике Брайян Ино написал, что для того, чтобы улучшить свои творческие способности вовсе не обязательно прибегать к помощи алкоголя или наркотиков. Но все знают о том, что ты сочинил "Satisfaction", а потом просто накачался наркотой до беспамятства, и вероятно написал многие песни в пьяном угаре, никак не меньше.

Нельзя сказать, что бы я мог написать, если бы не был пьян. Когда я написал "Satisfaction", я относился к этой песне совершенно не серьезно, понимаете? Немного амфетаминчиков и косячок. Когда я прослушиваю все то, что я написал в угарном состоянии – а это 10-ть лет работы – не думаю, что это как-то испортило меня, или наоборот пошло на пользу. В этом не было никакой заслуги. Кто-то считает, что, обкурившись можно такие зашибенные вещи понаписать. Это бред сивой кобылы! Я принимал наркотики, потому что стремился спрятаться, уйти в себя.

Ты хотел спрятаться.

Просто я не мог ступить и шагу без внимания публики, и только накачавшись наркотой, я мог как-то справится с этим, и оказаться в своем собственном коконе. Я был со своей старушкой, которая согласилась торчать вместе со мной, так что я достаточно быстро опустился. В конечном итоге ты понимаешь, что это такая самозащита, особенно героин. Пока ты принимаешь это дерьмо, кажется, никаких проблем просто не существует. И не важно, через что тебе предстоит пройти, ты говоришь себе, 'O, классно. Мне надо вмазаться, крошка. Я вернусь." Ты обрекаешь себя на такие тяжкие испытания и воспринимаешь все как должное, но также можешь попасть в зону военных действий и получить больше уколов, чем выстрелов на передовой.

Я читал, что в февраля 1977 тебя повязали с наркотиками в Торонто, и не посадили лишь потому что какая-то слепая девушка дала показания в суде, что ты подвез ее домой после одного из концертов Stones. Это правда?

Я познакомился с этой слепой девахой из Монреаля во время американского турне. Она ходила на все концерты Stones, и чтобы попасть на очередной концерт ездила автостопом как слепая летучая мышь. Я сказал, "Это опасно," так что я договорился, чтобы она переезжала в одном из грузовиков с аппаратурой; я подумал, что она все равно будет за нами ездить, и я просто не хочу, чтобы ее где-нибудь не раздавили. Вот и вся история. Это судебное разбирательство с наркотиками тянулось года полтора если не больше, и канадцы хотели упрятать меня на долго. Но на самом деле эта девчонка как-то вечером пошла домой к судье. Постучала в дверь и рассказала ему эту историю, и он понял, что ему со мной делать. Так что у меня есть свои слепые ангелы! [смеется] Мне просто повезло.

Лет восемь тому назад я брал у тебя интервью и поинтересовался, страдаешь ли ты бессонницей, на что ты ответил, "Нет, я никогда не ложусь спать. Продолжаю бодрствовать пока не потеряю сознание." С тех пор ничего не изменилось?

Да. Я до сих пор не укладываюсь специально спать. Как правило, я сам вырубаюсь рано или поздно, но по большому счету, это правда. Даже если утром я должен встать, я прикидываю в уме и говорю, "Так, я бодрствовал слишком долго, поэтому разбудите меня через три часа." В этом случае, я лучше останусь на ногах, чем просплю три часа. Забудьте об этом. В противном случае, я это никак не буду регулировать. Но, похоже, у меня все получается.


Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 21.03.07

Обсудить на форуме

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Music Counter