Интервью с Брюсом Диккинсоном, 1983

добавил Master of Reality 12.02.2010 19:12

Журнала Metal Attack (Франция), Декабрь 1983.

 — Как, уже вернулись в Лондон?

 — Да, мы только закончили тур, и он был очень успешным. Это первый раз, когда мы были в Штатах в качестве хэдлайнеров, и билеты на 20-25 концертов были распроданы полностью, в том числе и на концерт в Madison Square Garden в Нью-Йорке перед 18 тысячами человек. Но мы провели в пути уже 8 месяцев, и это утомляет. К тому же нам как хедлайнерам приходилось играть почти по 2 часа, и это сильно напрягало.

 — Успех тура — это результат успеха последнего альбома?

 — Безусловно. Number Of The Beast и Piece Of Mind уже стали платиновыми в штатах, я думаю, наш последний альбом станет платиновым до конца года, что достаточно хорошо для настоящей хэви-метал записи (смеётся). Это особенно радует, учитывая, что американскую публику труднее заинтересовать

 — Но этот успех не такой выразительный, чем тот, что у Def Leppard

 — Это так, но этот успех не такой ущербный в том плане, что у нас есть своё звучание, и оно не имеет ничего общего с тем, что крутят на американском радио. Мы завоевываем аудиторию с помощью концертов, а не радио. Но мы остаёмся фундаментально "европейской" группой. и я не хотел бы менять стиль. Если что, то Европа для нас гораздо важнее Америки.

 — Правдивы ли слухи о том, что Дэйв Мюррей собирается уходить?

 — Это полная ерунда. Но слухов было столько, что во время американской части тура приходилось идти на телевидение, что бы отрицать всё это. Никто не думает об уходе, и группа никогда не была такой единой, как сейчас.

 — Возвращаясь к концертам, что они для вас значат?

 — Это способ общения с людьми: рассказать о наших намерениях, передать настроение песен. Однажды я получил письмо от поклонника из Франции, в котором говорилось, что, даже не зная текстов песен, всё можно понять, просто взглянув на моё лицо и посмотрев в глаза. И это я называю успехом. Моя цель — донести всё до публики, но это возможно, только если все участники группы счастливы на сцене, как это у нас и происходит.

 — Не думаете ли вы, что хэви-метал становится чем-то вроде индустрии (книги, значки, футболки, и т.д.)?

 — Я думаю, что всё идёт из публики и по требованиям фанатов. Я сам — фан Deep Purple, и когда я был моложе, я коллекционировал всё, что с ними связано. То же самое происходит и с нашими фанами. Но так как мы, при всей скромности, — (смеётся) великая группа,  мы должны убедится, что всё, что продаётся с нашим именем, лучшего качества: что футболки не порвутся через несколько дней, что фотографии в книгах приличного качество, и всё такое.

 — Что вы думаете о speed metal, Сатанинском метале и подобном?

 — Хэви-метал - жанр, в котором много крайностей. Одна крайность — очень быстрый хэви-метал, близкий к панк-металу. и в котором текст не так важен. С другой стороны есть более медленный, тяжелый, с сатанинскими текстами, связанными с адом, проклятиями, всем таким. Я нахожу это забавным, потому, что это обращает на себя внимание на несколько минут, но затем становится скучным. Поэтому мы никогда не были слишком серьёзными, не загоняли себя в рамки. Мы чередуем крайности, у нас есть и быстрые короткие песни, и более длинные и навороченные.

 — Но разве обновлять стили не проблемно?

 — У нас были бы проблемы, если бы мы застряли на одном стиле. Но в наших текстах больше фэнтези, чем политических или других серьёзным тем, так что мы, в общем, можем делать что хотим. Однако, нам будет гораздо труднее написать ещё один Killers, чем ещё один The Number Of The Beast. Песню как Run To The Hills также гораздо легче написать, чем Where Eagles Dare. И поэтому для меня Piece Of Mind — самый трудный альбом для прослушивания из наших четырёх. Но нам всем он кажется самым лучшим на данный момент.

 — У вас были проблемы в Штатах из-за подтекстов в ваших текстах?

 — Да. У американцев нет такого чувства юмора, как у англичан или французов, и некоторые из них слишком серьёзно восприняли намёки на сатанизм. Некоторые лобби просили, что бы на The Number Of The Beast были приклеены стикеры, предупреждающие людей о сатанизме в тексте! Многие увидели Эдди опасным персонажем, даже губительным. А реакция на обложку последнего альбома и фотографию с мозгом была близка к Маккартизму. Многие из лобби достаточно богатые и продвигают на телевидении свою рекламу против рока, осуждая всех, кто носит длинные волосы, но это очень несерьёзно.

 — Что обозначает перевёрнутое послание в начале Still Life?

 — Мы записали его, чтобы напугать тех ограниченных противниках рока. Я вам это говорю, потому что я не думаю, что они читают Metal Attack. Оно значит "Не вмешивайтесь в то, чего не понимаете". Это сказал Нико, и он тогда был настолько пьян, что даже в неперевёрнутом виде никто не мог понять сообщение!

 — Правда, что у вас были проблемы с Фрэнком Гербертом, автором книги "Дюна", из-за песни "To Tame A Land" на новом альбоме?

 — Это так. Мы сначала хотели назвать песню "Dune", как и книгу, но он угрожал запретить альбом. Это было глупо, так как он нам уже продал права за большие деньги. Так что мы оставили текст по мотивам книги. Если бы он только знал, какой это будет успешный альбом, и что огласка могла бы ему принести...

 — Вы продолжаете общаться с предыдущими участниками Iron Maiden?

 — Более или менее. На счёт ДиАнно, я не уверен, чем он сейчас занимается со своей группой "Lone Wolf", но то, что он делает сейчас, имеет мало общего с металом. Клайв Бёрр, после короткого пребывания в Trust на их последнем альбоме, провёл несколько месяцев в группе Грэхэма Боннета, а сейчас собирает группу с бывшими участниками Praying Mantis.

 — Какие у Iron Maiden планы в будущем?

 — В ближайшем будущем у нас будет тур с Майклом Шенкером на разогреве.

 — Не удивительно ли, что такая группа, как MSG открывает концерты, вместо того, что бы быть хедлайнером?

 — Я думаю, прежде всего, для Майкла Шенкера это будет проверка изменений, прошедших в его составе с приходом Дерека Холмса, который раньше играл с Тедом Нюджентом. Но я думаю, что мы дополняем друг друга, ведь Майкл играет более хард-роково, а мы ближе к хэви-металу. И иметь MSG на разогреве для нас честь. В любом случае, у нас никогда не было проблем с другими группами во время туров, и я не думаю, что это изменится.

 — Так, что каникул не намечается.

 — Никаких! Тур кончается в конце года, после 8 месяцев разъездов по миру. В январе мы начнём писать песни для нового альбома, а запись, наверно, начнётся где-то летом. Возможно, Стив Харрис напишет половину песен, как он делал на двух последних альбомов. Это всё изматывает: туры и записи годами. Есть другие пути стать богатым и прославиться, но разве не интереснее жить, постоянно развиваясь?

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Music Counter