Оззи Осборн: «Я все еще не собираюсь уходить на пенсию…»

добавил Doomwatcher 08.12.2006 16:47

Журнал Metal Edge (США)  том 41 № 5  октябрь 1996г.  автор: Paul Gargano

Песни так называемых «альтернативных групп» могут постоянно звучать в радио эфире, но они не могут сдержать растущего волнения, когда неуклюжая легенда отправляется на гастроли. Летом этого года целое созвездие прародителей тяжелой музыки отправляются по хайвеям, и во главе этой стаи Оззи Осборн. В свои 46 лет, Оззи оглушил критиков своим прошлогодним, теперь уже платиновым «пенсионным альбомом» Ozzmosis, и привлек внимание циников начав в августе свое турне под слоганом «Пенсия – говно». Прошел год, он продолжает гастролировать, и пока состав его группы изменился – Джо Холмс остается гитаристом, но к нему присоединился барабанщик Faith No More Майк Бордин и бывший басист Suicidal Tendencies Роберт Трюхилье – сам главный безумец все такой же. Ходят слухи о готовящемся сборнике, такой смеси величайших хитов и би сайдов, но Оззи не хотел говорить об этом, когда он позвонил из Канады всего лишь за несколько дней до начала своего летнего турне по закрытым площадкам. «За все эти годы, я написал целую уйму песен», сказа он о готовящемся проекте, «Я так и не ушел в отставку, сижу на жопе ровно и ем пончики с джемом, пью гребанное пиво и, на хер, деградирую. Я пишу песни…. Но в данный момент я на гастролях. Я не знаю где я нахожусь, не знаю, где я буду завтра, я просто на дороге…».

А ты с легкостью вернулся на гастроли?

Оззи – Нет, вовсе нет, вся проблема состоит в том, что здесь так много этих гребанных жучков, и я не могу выйти на улицу. Для вокалиста это гребанный кошмар, гитарист может поменять свою гитару, барабанщик сменить барабаны, а у меня то один голос и все. Как было бы шикарно, если бы вокалист мог менять один войс бокс на другой.

А почему ты решил снова отправится в турне? Твой последний тур, по идее, был твоим прощальным туром, и вот ты вернулся, так что же реально помешало тебе уйти на покой?

Это моя работа. Конечно, денег мне хватит до конца моей жизни, но вот что мне остается  делать? Мне 47 лет – но я не чувствую себя 47-ми летним, хотя я не знаю, как себя должен чувствовать 47-ми летний – я очень энергичный человек, просто не реально приручить гребанного льва, понимаете? Меня просто каким-то магнитом тянет на сцену. Я ненавижу записываться в студии, не понимаю в чем здесь, на хер, кайф! Я ненавижу сниматься в видео клипах, но однако же ничто не может сравниться с тотальным угаром живого концерта. Мне не хватает зрителей. Мне очень не хватает этого отклика публики пришедшей на мой концерт. Публика Оззи, для меня это совершенно особая категория людей, если честно, то это какая-то дикость, я не могу это описать словами. И каждый вечер я выхожу на сцену для того, чтобы отдать зрителям свое сердце и свою душу. Я обнаружил, что многие новые группы не умеют работать со своей публикой, между музыкантами и аудиторией не устанавливается взаимопонимания. Мне нравится работать со зрителями, я хочу чтобы они принимали участие в моем шоу, это мой принцип. Мне говорят, «Спокойней, не надо так беситься», но когда я выхожу на сцену, я превращаюсь в эстрадного артиста. Буквально вчера я сказа своей жене, «Шарон, с таким же успехом можно попросить бегуна пробежать 500 ярдов на Олимпийских Играх, но при этом попросить его не приходить к финишу первым».

Успешно ли проходит текущее турне?

На любых гастролях бывают свои взлеты и падения. Накануне Рождества, я тяжело заболел бронхиальной пневмонией, любой другой на моем месте просто бы сломался, но я то должен делать свое дело. Худшее что я могу сделать – это отменить концерты, ненавижу, когда мне приходится отменять выступления, но даже когда я был болен, я не сдавался и продолжал бороться. Я сожрал столько таблеток, стремясь избавиться от болей в груди и горле, сколько нет во всей гребанной аптеке. Я не пью алкоголь, не принимаю тяжелые наркотики, я принимаю прописанные мне лекарства, и тренируюсь. Я взял себе за правило ежедневно тренироваться на тренажере велосипеде, и я делаю по тысячи приседаний каждый день, рисую абстрактные картины, и смотрю телевизор. И каждый вечер я стараюсь подготовить себя к своему самому лучшему концерту. Иногда это у меня получается, в другой раз нет, но на гастролях, это моя обязанность. Многие музыканты подрывают свою репутацию потому что они выступают на сцене в пол силы, и их совсем не расстраивает, если они где-то объебались. Я много лет занимался этим, что без публики, я просто ноль без палочки. Я искренне уважаю каждого из них, и каждый вечер я пытаюсь выдать лучшее шоу на которое я только способен. На самом деле, каждую ночь я буквально убиваю себя, вот вчера вечером мы отыграли два часа и две минуты, и ебашили безостановочно. Теперь музыканты моей группы и я сам на таком взводе.

Теперь в твоей группе играет гитарист Джо Холмс и басист Роберт Трюхилье…

Роберт Трюхиье на басу, Майкл Бордин из Faith No More на барабанах, и Джо Холмс, это просто угарная группа. Джо просто не выпускает свою гитару из рук, и твою мать, меня это реально бесит! Он может услышать какой-то музыкальный отрывок в своей голове, но если ты слышал как звучит не подключенная к усилку электрогитара, слышно только как струны цыкают, и он говорит, «Оззи, а что ты думаешь вот об этом?». А я не хера не слышу! Это не плохо, музыкант трудиться так сказать, и вся группа сосредоточена, и мы выходим на сцену с гребаной миссией отработать на ура. На концерте в Ванкувере (6 июня) впервые за всю свою карьеру я полностью потеря свой голос. Мои легкие просто отказались работать… наверное, всему виной курево. Я могу бросить курить, но боже мой, должна же быть у меня хоть какая-то гребанная отдушина.

Учитывая твое легендарное прошлое, наверное, не просто быть семейным человеком? Трудно ли быть отцом и вместе с тем быть Оззи Осборном, легендой хэви металла?

Нет, ничего подобного. Я отец пятерых детей, но это моя работа, понимаешь? Ведь я же не художник и не декоратор какой-то решивший в 40 лет записать пластинку которая стала хитом, а затем изменившим всю свою жизнь. Я папочка для всех своих детей, и в этом весь я. Мой сын – мой младшенький, Джек – скучает по мне, но я говорю ему, «Это наша жизнь, это тяжело, но такова жизнь». В свое время я перестал выступать, так как почувствовал, что мне просто необходимо снова найти самого себя. В моей жизни наступи такой момент, когда я подумал, «Зачем я это делаю, почему я этим всем занимаюсь, и что все это значит? Я зарабатываю кучу денег, выпускаю тоннами платиновые диски, получаю все эти ебеные награды и так далее, но зачем? Ради чего все это? Я хочу пожинать плоды своего труда». Ведь я не всегда был отцом или мужем, но шоу бизнес протикает в твою кровь, и от этого уже никак не избавиться. Ведь отчасти убийство интересно погоней, возбуждением, мне очень трудно выразить это словами. Даже теперь, перед выходом на сцену, я думаю, «Интересно, а как я сегодня выступлю, хорошо или плохо? Интересно, может я вообще к ебеням развалюсь по кусочкам». И перед самым финалом, я говорю себе, «Когда они опустят занавес, я побегу к краю сцены», и я фактически отыграю весь концерт до падения занавеса, и я могу гарантировать, что каждый вечер, когда они опускают занавес я буквально из кожи вон лезу, и я могу забыть обо всем, что я до этого задумал, потому что в этот момент мной движет музыкант сидящий внутри меня.

Так что мотивировало тебя все эти годы?

Не знаю, я уже миллион раз мог бы подохнуть, я убивал себя гребанным алкоголем и наркотиками, понятия не имею, как же мне удалось выжить. Но я не могу назвать себя несчастным человеком, наоборот, я больше, чем счастлив, но вместе с тем, я не могу сказать, что трезвый образ жизни это правильно, потому что если вы любите пить пиво, если любите покурить травы, любите баловаться всем этим дерьмом, это ваше личное дело, а не моя проблема. Я то с этим справлюсь. Я не хочу превратится в одного из благодетелей человечества и говорить, «Я себя примерно веду, вот и вы должны следовать моему примеру», потому что это мой личный выбор. Мне пришлось решать самому. Публика валит на мои концерты не для того, чтобы увидеть транспарант в глубине сцены со совами, «Трезвость – норма Жизни!». Они идут на мои концерты для того, чтобы хорошо провести время, чтобы выбить из себя всю дурь, а потом прийти домой и сказать, «Блядь, старик, я, на хер, на какое-то время позабыл об этом быте».

А ты проводишь «воспитательную работу» со своими детьми по теме наркотиков и алкоголя? Что, если они решать попробовать наркотики?

Никаких проблем. Если они так решат пойти по этому пути, прекрасно, если нет, тоже хорошо.

Заботясь о них, разве ты разрешишь им творить, все, что им заблагорассудиться?

Мы с женой очень либерально относимся к нашим детям. Я только не терплю, когда мне начинают врать, я ненавижу лгунов. Я говорю своему сыну, «Джек, чтобы ты не делал, только не надо мне врать, я за тебя любого порешу, но вот если я узнаю, что ты мне врешь, тогда ты можешь трахнуть сам себя». Я общаюсь с ним, и говорю ему, что если у тебя когда-нибудь возникнет проблема, или тебе захочется о чем-то поговорить, ты знаешь, где меня всегда можно найти. Ты знаешь, мое рабочее расписание, и можешь позвонить мне в любое время. Мы разговариваем по душам, ему уже 10-ть лет. Между нами установились честные и искренние отношения. Когда я бы пацаном, я говорил своему отцу, «Я хочу мороженое», на что он мне отвечал, «Ну, ты его пока что еще не заслужил», а я ему в ответ, «Это еще, почему же?», а он, «Потому что я так сказал». И что это за дебильный, мать вашу, ответ? Если мой пацан скажет мне, «Папа, можно мне съесть мороженое?», и в этот момент у меня не будет денег, я ему отвечу, «Нет, потому что у меня нет денег». Мои дети знают о моих проблемах с наркотиками и алкоголем, я рассказывал им, что такое ВИЧ и СПИД, и болезни передаваемые половым путем. Вот уж не знаю, правильно ли я поступаю или нет, но я чувствую всем своим сердцем и душой, что если я и моя жена, как ответственные родители, говорим нашим детям, «Вот что вас ждет, если вы решитесь пойти по этому пути, если вы сглупите и лажанетесь, то ждите в ответ такую же реакцию». Потом, если со мной твориться что-то ужасное, хотя я надеюсь, что ничего такого ужасного никогда со мной не происходит, по крайней мере, я смогу со спокойной душой сказать, что я не сидел, сложа руки, и пытался помочь им. Об одном я сожалею, вот если бы сегодня был жив мой отец, я бы сел и сказал, «Ну, хорошо, папа, «чему бывать, тому не миновать»», поэтому я пытался быть честным со своими детьми, и я не хочу быть похожим на какого телевизионного диктора или еще кого-то, я лишь хочу быть рачительным родителем. Если ты пойдешь к врачу, сдашь анализ крови, а потом у тебя обнаружат ВИЧ инфекцию, тогда тебе ЖОПА! Мы живем в современном мире, а не в каком-то Средневековье. В США, пришлось долго бороться, чтобы по телевизору могли рекламировать презервативы и прочие средства контрацепции, и ни у кого даже в мыслях нет запретить гребанную рекламу Национальной Стрелковой Ассоциации.

Наверное, с годами гастролировать все труднее?

Нет, на самом деле, я могу мучиться от зубной боли и от общего недомогания, но я как никогда в форме и веду активный образ жизни. Ты бы видел мою новую группу, потому что наши дела идут в гору. И возраст тут совсем не при чем. Если бы я серьезно решил, что в свои 47 лет полностью исчерпал себя как музыкант и как артист, то я бы все послал куда подальше, махнул на все рукой, я бы не стал корчить из себя долбанный ломоть сала и не стал бы, на хер, носиться как угорелый по сцене. Я не могу. Моя жена Шарон говорит мне, что мне не стоит гробить себя, на что я ей отвечаю, «Но ведь я – ОЗЗИ, что тут поделаешь, это моя работа, и каждый вечер я отдаю на сцене свою кровь, пот и слезы».

А как ты относишься к тем поклонникам, которые были преданы тебе десятилетиями?

Ты должен помнить о том, что я абсолютно бестолковый, но наслаждающийся жизнью тип. Черт возьми, я самый замороченный человек на свете, потому что я не знаю в чем здесь гребанный секрет, но должен признаться, что в такой преданности есть какая-то магия.


Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый  8.12.06

Обсудить на форуме

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Music Counter