Юрий Шевчук и Игорь Доценко (ДДТ), 1994

добавил rusty_angel 01.03.2010 08:34

Статья предоставлена ныне не сущестующим сайтом rusrock.freelines.ru

Это была наша первая встреча с Юрием Юлиановичем в программе "Российский рок". Мы познакомились чуть раньше, на питерской студии звукозаписи "Мелодия", где группа "ДДТ" писала альбом "Это все...", пригласили музыкантов в программу, и они любезно согласились.

РР: Новый альбом сильно будет отличаться от предыдущего, "Черного пса..." ?

ЮШ: Да, да.. Я не хочу хвалиться, но, по-моему, это тот альбом, к которому мы шли семь лет - живой, светлый, хороший такой.

РР: Скажи тогда, пожалуйста, в чем отличие ДДТ сегодняшнего от группы того момента, когда ты приехал в Питер?

ЮШ: Как раз ничем, на мой взгляд. Вот от "Черного пса..." очень отличается: у нас практически нет клавиш, синтезаторов, саксофонов - только гитарная музыка. Это то, с чего начинал ДДТ в 87-м году.

РР: А как же дядя Миша (Михаил Чернов - саксофонист и флейтист ДДТ), он-то участвует в записи?

ЮШ: Как соль и перец - по вкусу. Как же можно без дяди Миши - он же просто застрелится, если мы ему какое-нибудь соло не дадим (смеется). Он очень болезненно к этому относится. У него сейчас новый инструмент, мы называем его "кофейник" - бас-кларнет.

РР: На вкладыше к компакту "Черный пес - Петербург" ты вписан и как звукорежиссер. Это что, новая специальность?

ЮШ: Ну сводил Докшин (звукорежиссер "Мелодии"), а я работал сволочью - просто сидел у него на ушах и говорил: "Здесь неправильно. Здесь правильно", измотал бедного, вот мою фамилию сюда тоже вставили.

РР: Как ты относишься к такой всенародной популярности группы ДДТ?

ЮШ: Никак! Чем меньше об этом думаешь, тем целее будешь.

РР: Расскажи о своих музыкальных пристрастиях.

ЮШ: Вы знаете, меня в рок-н-ролле, как и в любом другом виде искусства, интересуют прежде всего личности. Чем человек больше рок-н-ролла, тем его музыка для меня слаще. Это и Моррисон, и Леннон, и Заппа. Мне очень скучны люди, которых столько же, сколько и рок-н-ролла. Меня интересуют личности.

РР: Извини, а как ты определяешь, больше ли определенная личность рок-н-ролла или нет?

ЮШ: А я вижу это, чувствую. Вот Моррисон, например, поэт, художник. Фрэнк Заппа - великий боец с дураками. Это же удивительные люди!

РР: Как осуществляется написание музыки в группе ДДТ?

ИД (Игорь Доценко): Все очень просто. Юра приходит с песней, поет нам под гитару, и потом говорит, что хотел бы увидеть - у нас всех глаза на лоб лезут!

ЮШ: Да я сижу где-нибудь в деревне, в лесу, сочиняю, потом показываю ребятам, и они предлагают каждый свое.

РР: А бывает диктат с твоей стороны?

ЮШ: Бывает. Я, правда, стараюсь их убедить, а они меня. Но стараемся по-доброму.

РР (обращаясь к Игорю Доценко): Это так?

ИД: В основном, конечно, все ведь зависит от конкретного случая. Вот с "Российским танго" вопросов не было, там практически сразу же родилась окончательная аранжировка. А с "Черным псом..." мы мучались!..

ЮШ: Да, было аранжировок сто...

ИД: ...и Red Hot Chilli Peppers были, и чуть ли не Pink Floyd! А потом Юра барыню сыграл. И вот оно, появилось !

ЮШ: Да, я разъярился тогда, психанул. Ребята, говорю, на три аккорда, барыню в миноре и все - будет настоящий русский блюз ! И как-то покатило.

РР: Следующий вопрос - хочешь не хочешь, а отвечать придется - о песне "Что такое осень"?

ЮШ: Когда я ее принес, Мурзик (Андрей Муратов - на тот момент клавишник ДДТ) сразу закричал: "Попса!". Да и Игорь тоже...

ИД: Я сказал: "Что за твист такой? Мы твисты не играем!"

ЮШ: A я говорю: "Вы не понимаете! В ней есть свежак какой-то, настроение!" Я ее очень легко тогда написал, как выдохнул. Хотя настроение было грустное. И поддержали меня Никита "Зольцман" с Худым (Никита Зайцев - скрипка, гитара ДДТ, Андрей Васильев - гитара ДДТ). Зольцман сказал: "Они не понимают, они маленькие!" И мы взялись втроем, эти отказались, а мы взяли клавишные и втроем стали аранжировать. Потом и эти подтянулись. Клип снимал Борис Деденев, у него была шабашка в Пушкине, съемка интерьеров. Я ему позвонил, спросил, не найдется ли тридцати минут - мы сейчас приедем и все снимем. Он посмеялся, но согласился. Тут как раз Костя Кинчев обнаружился. К Славе Бутусову заехали, взяли его за шиворот и выехали туда. Боря спрашивает: "Ну, чего снимать?" Я говорю: "А вот мы будем просто ходить, а ты снимай!" Мимо шли пэтэушники какие-то, мы у них отобрали магнитофон, и все сняли, а Боря ночью же и смонтировал. Меня на кухне уже после доснимали, когда Деденев понял, что получается нечто.

РР: А нужен ли он, клип-то к песне?

ЮШ: Вот знаете, я об этом как-то не думал... Когда жил Джимми Хендрикс, клипов не было, и было не хуже. По крайней мере работало воображение.

РР: Мы знаем, что у вас были концерты в Израиле. Как они прошли?

ЮШ: Очень хорошо, там ведь "на четверть бывший наш народ". Много народа пришло, разных возрастов. Но не это главное - для нас эта поездка была, прежде всего, паломничеством к святым местам. Основная часть нашего коллектива - люди православные (я не боюсь этого слова), глубоко верующие, и подобная поездка для нас очень много значит.

РР: А рок-н-ролл и вера не противоречат друг другу?

ЮШ: Нет, ведь все это чувственно. Помните, Джимми Хендрикс как-то сказал, что рок-концерт - это современная литургия. Может он и перегнул палку, но мне это понравилось. Почему нет?

РР: А наркотики?

ЮШ: Наркотики от дьявола.

РР: И до завершения нашей программы хотелось бы услышать от тебя, Юра, какое-нибудь стихотворение.

ЮШ: Вот у меня тетрадка, как раз с новыми песнями- Вот, кусочек, о быте:
В туалете шумит вода,
Изменил мне сливной бачок.
Под одеялом лежат года,
Иди сюда, кричат, дурачок.

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Music Counter